Нажать для увеличения

СТЕНОГРАММА
ВСТРЕЧИ

Юлия Мажоренко
в «Клубе женщин, вмешивающихся в политику»

Мария Арбатова
Рада представить Юлию Мажоренко, которая в данный момент является заместительницей Анатолия Чубайса в РАО ЕЭС, а прежде являлась заместительнице руководите ФЕК.

Юлия Мажоренко
Начнём с того, что ФЕК не такой уж боевой. Он такой тихий, несколько теневой, хотя, вполне эффективно работающий. Женщин там, конечно не было никогда, среди членов правления. Было тяжело, потому, что это достаточно технократический орган. Они посчитали, что им нужен юрист. И взяли меня. Так я попала наверх государственной власти, а потом в РАО ЕЭС России.

Мария Арбатова
Юля, расскажите с самого начала, вы - юрист по образованию. Как сложилась такая блестящая карьера? Вы закончили школу, поступили на юридический, а дальше?

Юлия Мажоренко
Я - выродок в семье. Мои родители инженеры, причем потомственные. Отец преподавал в политехе, и в те далекие времена это была интеллигенция - не хочу никого обидеть - значительно более интеллигентная, чем гуманитарная. Вот в такой среде я выросла и эту среду оставила, потому, что не соответствовала им по складу ума. Я поступила на юрфак, который оказался колоссальной школой жизни. На юрфаке каждый человек может найти себя. Право - оно вездесуще, отрасли права - всеобъемлющи. Увы, женщин туда брали в ограниченном количестве, мы составляли одну шестую от курса. Школой жизни это было потому, что юристов ориентировали на следствие. Гражданское право, конечно было не факультативно, но, в основном нам преподавали криминалистику, уголовное право, уголовный процесс, криминологию; и мы специализировались в этой области.

Тяжелейшая практика была после каждого курса, практика в следственных органах. Я поступила в 16 лет, практика началась в 18 - до того меня туда просто не пускали. Пришла, и мне сразу дали половое преступление. Другого не давали потому, что здесь были известны обе стороны, а значит, не было возможности, что практикант загубит дело. В заявлении потерпевшей было написано, на всю жизнь запомнила : " Мне кажется, что меня изнасиловали". Это было мое боевое крещение потому, что, с одной стороны приходила мама девушки и говорила, что мне надо сделать; а с другой стороны приходил отец молодого человека и говорил, что его сын не подонок; а мне было всего 18 лет и собственного опыта не было совсем. В результате я вполне квалифицированно написала отказ в возбуждении уголовного дела, и меня стали подключать к другим делам. И тут начался полный кошмар.

Никогда не забуду комнату, куда меня однажды привели : там был снят паркет, по полу ползал ребенок неопределенного возраста, на стене какая-то черная линия, подошла поближе - оказалось, что это клопы. Сюжет дела был следующий: мужчина жил с двумя женщинами одновременно, одна из них была его сестра. От обеих у него были дети и, в конце концов, одна другую убила. Труп на пустыре, обезображен. Мы очень быстро нашли этого мужчину, быстро раскрутили дело. Мы его спрашивали: " Ты хоть понимаешь, что ты виноват, не смотря на то, что убила она?" Он не понимал.

Третье дело было хуже. Была ванная. У человека туда упал осветительный прибор, и его нашли через несколько недель. Социальные акценты вокруг всего этого были ужасающие. Вот так войти в жизнь, как входили тогда юристы, после такого уже ничего не страшно. Так что когда меня пугают сейчас, это всё ерунда по сравнению с практикой, после которой я всё-таки стала специализироваться на гражданском праве. И, так бывает, мне, действительно, очень повезло в жизни, не смотря на то, что я закончила третья из двухсот человек. Распределение было ужасное, случайно на распределение пришла арбитр, главный арбитр петербургского арбитражного суда. Она пришла без всякого распределения, прикрепления, поговорила с несколькими профессорами и забрала меня.

Это было действительно шикарное начало карьеры, я попала как раз туда, куда мне нужно было попасть. Там решались гражданские споры. Можно считать, что такое начало карьеры предопределило дальнейшую профессиональную жизнь, а предшествующая практика закалила как человека.

Мария Арбатова
И что было дальше?

Юлия Мажоренко
Есть люди, которые ставят себе определенные цели, "мне надо туда и только туда", добрался он туда - вроде как все сделал, это не мой случай. Я не знала, куда меня кинет жизнь дальше, я поднималась наверх и спускалась вниз. Стала старшим арбитром этого арбитража и ушла преподавать. Потому, что мне было интересно, потому, что я хотела выстроить свою собственную систему представлений о праве. Так в жизни не хватает времени подумать, где здесь логика, а когда проговариваешь, все это студентам, то оно складывается. Преподаватель выстраивая логику для других, выстраивает её и для себя. И тут как раз Анатолий Александрович Собчак взял меня в мэрию Санкт-Петербурга из университета. Это было естественно, он стал мэром, я была его ученицей, наверное, не самой лучшей, и очень любила его лекции. Он был очень тонким юристом, а когда стал мэром, собрал свою молодежь.

Первое дело, которое он мне поручил - надо было, ни много, ни мало, отобрать здание у горкома партии. При этом он не сильно вдавался в юридические нюансы процесса, а только периодически покрикивал : " А почему до сих пор не отобрано?" Пришлось отобрать. Когда я шла к нему, я не думала, почему я туда иду, я знала, что с этим человеком будет интересно, что он сможет поставить задачу. А что это даст в карьерном плане, было не важно. Я была главным юрисконсультом мэрии, но всегда оставалась за кадром.

Мария Арбатова
. А что было после Собчака?

Юлия Мажоренко
От Собчака я ушла в фирму "Адидас". Они только входили на рынок, и надо было организовать дистрибьюцию на северо-западе. Абсолютно противоположное занятие, противоположная цель, но очень интересно. Маленькая частная фирма, результат оценивают очень скрупулезно. Это великолепная школа, школа работы на результат. Мы сделали сеть дистрибьюции на северо-западе, а одновременно с этим я писала диссертацию и очень увлекалась проблемой защиты прав потребителей. Работала в обществе защиты прав потребителей, вечерами, после работы сидела на приеме, на телефоне.

Тогда горели телевизоры, "Рекорды", гибли люди, гибли библиотеки, и никто не понимал, что такое возмещение ущерба. Все, кто имел к этому отношение, знали, почему они горят. Тогда у меня появилась идея об ответственности в гражданском праве не только без вины, но и без ущерба. То есть, если я знаю, что в этом телевизоре это заложено, я должна уже сегодня обращаться в суд, пока никто не погиб. С такой нормой я через общество защиты прав потребителей вышла к законодателям, она вошла в закон. Тогда это была революция, меня чуть не выгнали с кафедры гражданского права, сказали, что это - абсурд. Тем не менее, это прошло и получило какую-то политическую известность, ко мне пришли люди из американской фирмы, занимающейся подбором персонала. Они работали с Гарвардским университетом, искали людей, готовых писать законодательство для России за американские деньги. В частности я писала налоговый кодекс, законодательство по приватизации, вот тогда я и перебралась в Москву.

Два года я работала в Москве по контракту с Гарвардским университетом, а дальше все было просто. Карьерное движение по Москве было такое: советник министра государственного имущества, потом федеральная энергетическая комиссия и, вот, Чубайс.

Мария Арбатова
Ну, наверное, это не так просто было, масса народу приехала в Москву штурмовать политический Олимп?

Юлия Мажоренко
Они приехали штурмовать, а я просто не вылезала из за рабочего стола. Налоговый кодекс был фактически внесен в думу, была информация, что я над ним работала. За моей спиной стояла некая цепь результатов, которые и заинтересовали председателя ФЭКа. Можно до бесконечности рассказывать, но, когда вас принимают на работу, вас спрашивают: " Вот ты работал на такую-то фирму, а чем эта фирма лично тебе обязана, что ты там конкретно сделал, чем продвинул ее?" Потом, когда я формировала три юридических службы в Москве, я тоже исходила из этого. Да и все, кто интересуется людьми, не то, чтобы сказать творческими, эффективными, они этому подходу следуют.

Мария Арбатова
Мешали ли посты личной жизни?

Юлия Мажоренко
Знаете, если бы я выбирала себе мужа, я исходила бы из того, насколько человек может мне помочь. Женщины порой с радостью берутся за сильное плечо и потом всю жизнь это плечо обслуживают. С мужем мы познакомились в 14 лет в школе, но замуж я вышла только после окончания института. Проще всего выйти замуж и спрятаться за мужа, но намного интереснее что-то сделать самой. Мой муж мне всегда помогал и, мне кажется, в этом смысле я в нем не ошиблась. Самое большое, когда я поняла, что мне серьезно помогают, произошло в доперестроечном роддоме. Когда я приехала, первое, что я услышала, было: " Вы уже рожаете, держите руками, плод может выпасть! " Я только вошла, а это говорили женщине возле меня. А еще говорили: " Трахаться не боялась, рожать боишься?"

Но со мной так не разговаривали. Мой приход был подготовлен мужем. Я вспоминаю это с огромной благодарностью.

Мария Арбатова
Вы счастливы?

Юлия Мажоренко
Я не посмею ответить нет. Я благодарна судьбе, я - человек верующий, за все то хорошее, что со мной произошло в жизни. Я просто не имею права не быть счастливой, хотя, порой очень грустно и тяжело.

Мария Арбатова
А что вы можете назвать своей целью?

Юлия Мажоренко
Цель это процесс жизни, цепь результатов. Жизнь - не бег с препятствиями, жизнь - это процесс. Надо получать удовольствие в каждый момент, строить свою жизнь так, чтобы все, что ты делаешь, приносило удовольствие. А это не сложно. Если вы все делаете всерьез, если к любой элементарной проблеме вы подошли глубоко, то процесс доставит удовольствие.

Мария Арбатова
Как вы проводите свободное время?

Юлия Мажоренко
С собакой гуляю по лесу, очень люблю, еще у меня есть лошадка небольшая.

Мария Арбатова
У вас, наверное, узкий круг знакомых, и вы больше любите бывать сами с собой?

Юлия Мажоренко
Да, люди очень обременяют, если честно, не дают сосредоточиться. Когда они заходят в кабинет очень много теряется. Пока ты пытаешься понять человека, забываешь порой о сути проблемы.

Мария Арбатова
Как же вы налаживаете обратную связь с посетителями?

Юлия Мажоренко
Вы знаете, когда к юристу приходят на консультацию, человек слышит то, что он хочет услышать, а не то, что ему сказали. Многократно ко мне приходили из моей юридической службы сотрудники РАО и говорили: " Мне сейчас такое сказали! " Я им говорила : " Не могли вам такого сказать!" Поэтому, помучавшись несколько месяцев, я решила, что все подобные вопросы решаются в письменном виде. Хотите поговорить - пожалуйста, вслед вам идет записка, и ее вы читаете.

Мария Арбатова
Это уберегло от возможности превратно, а зачастую и не в вашу пользу толковать ваши слова?

Юлия Мажоренко
В случае, если ты не учел все обстоятельства, твой просчет видно сразу. Про все, что ты сказал, можно потом сказать: " Нет, вы не так поняли". Когда ты пишешь письма, невозможно потом сказать, что это не ваши слова.

Мария Арбатова
Возможно, вам помогает то, что вы не держитесь за это место и, если вас кто-то подсиживает, вы можете просто не обращать внимания и не тратить энергию на войны.

Юлия Мажоренко
Да. Это - истина, которую я поняла, когда преподавала студентам. Когда студенты жаловались на двойки, я говорила: " Рынок нас рассудит". Этот принцип в жизни у меня остался навсегда.

Мария Арбатова
Юля, а теперь про лошадку.

Юлия Мажоренко
Мне подарили лошадку. Она стоит в частной конюшне, это пока недорого в нашей стране.

Мария Арбатова
А как реагирует муж на ваши посты, все-таки слаб российский мужчина?

Юлия Мажоренко
Нет, он очень цельный человек, вполне находит для себя реализацию. Он - адвокат. Я же говорила, что не важно на какой вы работе, важно как вы ее делаете. У меня никогда не было таких проблем, я всегда чувствовала, что он мне помогает.

Мария Арбатова
Кого вы выберете из двух начальников, один из которых высочайший профессионал, но личность малосимпатичная, а другой - обаяшка, но не профессионал?

Юлия Мажоренко
Я начальников, конечно, всегда себе выбирала. И определяющей была глубина понимания проблемы. Речь идет не о профессионализме. Чубайс не профессионал в области электроэнергетики, мой предшествующий начальник тоже не был профессионалом, когда пришел в ФЭК. Начальник, с моей точки зрения должен быть системным аналитиком. Он должен взять проблему в таком количестве связей, в каком мы ее не видим. И тогда мы все уходим с неким новым пониманием проблемы каждый в свою область. Это для меня главное в начальнике - насколько глубоко он может поставить перед тобой задачу. А если говорить о личных качествах, то я стараюсь не переходить этой грани, стараюсь не знакомиться с человеком как с человеком.

Мария Арбатова
К Чубайсу всегда было неоднозначное отношение, какие положительные черты вы могли бы отметить?

Юлия Мажоренко
Глубочайший интеллект. Даже не знаю с чем можно сравнить. Человек пришел в настолько сложную область. У нас в стране параллельно работают несколько энергосистем. Это все технологично. Он пришел, разобрался и понял, как это можно реформировать, понял, в чем проблемы сегодняшней системы. А работать с ним вообще-то очень сложно. До него мои начальники были человечнее, что ли. Всегда можно было придти, сказать, что-нибудь, вползти и сказать, что проиграла или влететь и сказать, что выиграла. А Чубайс, он крайне редко какие-либо эмоции демонстрирует нам по поводу нашей работы. Это тяжело, но это позволяет находиться в рамках концепции общения с человеком "по поводу", что оберегает от каких-то личностных проблем.

Мария Арбатова
А вы сами эмоциональны?

Юлия Мажоренко
Да. Очень. И это сильно мешает.

Мария Арбатова
Скажите, как юрист, насколько наша страна разорвана различными местечковыми законами, и насколько сложно решать вопросы с губернатором, например, который в своей губернии - царь и бог?

Юлия Мажоренко
Культурное единство, с моей точки зрения намного сильнее, чем экономическое. Меня экономисты сейчас, конечно, перестанут уважать, но мне кажется, что мы - едины. Что касается противоречий в законодательстве, они все решаемы, где-то мы используем их в своих интересах. Юрист, на самом деле, - профессия безнравственная. Мы всегда, в любом деле, находим такие аспекты, которые позволяют нам представить его в нужном свете.

Мария Арбатова
Как юрист, считаете ли вы, что буква закона должна стоять над всем? Что все споры должны решаться в суде?

Юлия Мажоренко
Однозначно да, но процесс там состязательный. За прошлый год я проиграла 2,5 процента от заявленных мною требований. В суде вопросы решаются, если не подходить к этому с априорной позицией, что в суде - одни взяточники, а в прокуратуре - одни негодяи, а приходить туда и серьезно работать, то там вопросы решаются. Если ты сам поработал над проблемой, ты сможешь убедить того, кто тебя слушает. Конечно, не всегда в той инстанции, в которой хотелось бы, но "стучите и отворят". Есть верховый суд и генеральная прокуратура, то есть, нет пределов в защите интересов.

Мария Арбатова
То есть вы признаете сегодняшнюю трудоспособность судов, даже учитывая то, что за спиной у вас огромный опыт работы и РАО ЕЭС, чего нет у любого другого?

Юлия Мажоренко
Да, признаю. Есть большие недостатки. В стране надо развивать процессуальную норму. Процесс, на самом деле, это система гарантий. Чем отличается процесс от процедуры? Гарантией защиты наших интересов. Вот пример: в последнем проекте арбитражного кодекса написано, что суд извещает участников по последнему известному ему местонахождению, последнему известному юридическому адресу. Это - издевательство над процессом. Или, например, судья обязан при решении оценить все мои доводы, если он их не оценил, решение подлежит отмене. К сожалению, это не совершенно и подлежит дальнейшему развитию, но то, что уже есть, позволяет нам работать.

Мария Арбатова
Что нужно менять в законодательстве, чтобы изменить ситуацию с насилием, или достаточно выполнения уже существующих норм? В первую очередь речь идет о женщинах и детях.

Юлия Мажоренко
Никогда тяжесть наказания не влияла на уровень преступности или уровень раскрываемости преступлений. Все-таки, главное - уровень жизни.

Мария Арбатова
В США при высоком уровне жизни высок и уровень бытового насилия. Может быть, важен не уровень жизни, а взгляд общества на проблему? Может ли у нас в стране ребенок обратиться в суд?

Юлия Мажоренко
В Америке до беспредела развиты правовые нормы. Там, действительно ребенок может обратиться в суд. И я не считаю, что это хорошо, потому, что вопрос вашего ребенка будет решать чужой дядя. В Америке такое злоупотребление правом посмотрите их известные судебные процессы. Я перестала изучать американское законодательство, когда увидела, что верховный суд США дал силу решению суда первой инстанции, в соответствии с которым первая жена одного товарища взыскала с его второй жены около 2-х млн. долларов в связи с разбитой жизнью. Право дошло до абсурда. Вы, может быть, слышали, что они обращаются в суд по поводу поцелуев во сне…

Наш суд соответствует уровню развития нашего общества. Наверное, мы не полностью доверяем суду. Подобные вещи - вопрос суда, а не наш с вами. Я верю, что у нас со временем будут суды, которые будут устанавливать истину, хотя бы в уголовных делах.

Мария Арбатова
Как вы относитесь к смертной казни?

Юлия Мажоренко
Отрицательно. Мы обязаны изолировать преступника от общества, гарантировать безопасность, но не можем решать вопрос жизни и смерти человека.

Мария Арбатова
А если мы не можем обеспечить изоляцию?

Юлия Мажоренко
Нужно раз и навсегда решить, что мы не имеем права отнимать человеческую жизнь, и решать остальные вопросы, уже исходя из этой аксиомы.

Мария Арбатова
Бывает ли у вас внутренний конфликт между вами - человеком и вами - юристом?

Юлия Мажоренко
Нет. В гражданском праве такого не бывает. Он хочет получить больше денег за мой счет, я - за его счет. Так строят бизнес коммерсанты. Я понимаю, что если я не защищу интересы своего доверителя, они будут ущемлены. Здесь нет справедливости. Оба хотят больше. Моя задача - помочь тому, кого я защищаю. В уголовном праве все не так. Я не смогла им заниматься и даже не смогла его изучать всерьез. Я не представляю, как можно защищать Чикатило. Я понимаю, что у него должен быть защитник. Система ценностей адвоката по уголовным делам совершенно не сопоставима с системой ценностей нормального человека.

Мария Арбатова
Как сделать так, чтобы не возник конфликт между совестью и профессиональным долгом?

Юлия Мажоренко
Не относиться к этому лично. Он обязан предоставить ему защиту. Вот пример: есть две статьи - "покушение на убийство" и "покушение на нанесение тяжких телесных повреждений". Человек изранен, и судья должен решить вопрос, чего хотел подсудимый - убить или только покалечить. Огромная разница в квалификации, очень много тонкостей. Как это можно понять? Вот здесь свою роль играет адвокат. Когда я только начала ходить в суд, я видела одну очень старую судью, у которой вместо слухового аппарата была слуховая трубка. Так вот, когда говорил прокурор, она эту трубку к уху подносила, а когда адвокат - нет. Суд всегда очень внимательно слушает прокуратуру, понимая, что в большинстве случаев, при имеющейся в стране криминальной ситуации, они не ангажированы. Таким образом, нивелируются профессионализм адвоката, который зарабатывает намного больше и внимание суда к прокуратуре.

Мария Арбатова
Говорят, что достижение реформ - то, что мы перестали бояться власти. Вы не боялись идти во власть?

Юлия Мажоренко
Что значит бояться власти? То, что я не выполню то, что на меня возложили, и меня скинут? Так это везде, а еще хуже, если это частный интерес. За незащиту частного интереса еще больше наказывают. Если честно, не было такой проблемы.

Мария Арбатова
Как вы относитесь к возможности противостояния юридического права и прав человека.

Юлия Мажоренко
Гуго Гроци в 15-м веке сформулировал естественные права человека. На жизнь, на неприкосновенность частной собственности. В этом аспекте я понимаю этот вопрос. Чьи бы интересы я ни защищала, естественные права человека не могут нарушаться. Такой кодекс для меня существует.

Юлия Мажоренко
Прежде всего, я бы не смогла выступать на стороне, которая обижает такого несчастного, обездоленного человека. Что касается профессионализма, у меня не было такой ситуации, чтобы я не нашла в ответ на закон, на который мне указывают, свой закон. При тех оценочных категориях, которыми пользуется право, нельзя доказать, что это не тот случай, который описан в этой статье.

Мария Арбатова
Наздратенко морозит свое население. Если вы представляете права этого населения, вы подаете в суд на Чубайса или на Наздратенко?

Юлия Мажоренко
Безотносительно к моей должности, если я защищаю человека, я подаю в суд на того, с кого мне реальнее получить деньги. Мне надо, чтобы пострадавший получил компенсацию, и я не буду искать справедливости. Неважно, кто виноват, Чубайс или Наздратенко. Я пойду туда, где у меня будет большая юридическая платформа. А что касается реальной ситуации, то у нас нет бесплатного электричества для Наздратенко.

Мария Арбатова
Идет разборка между РАО ЕЭС и губернаторами, а тепло отключается у конкретных людей. Как это можно примирить?

Юлия Мажоренко
Это вопрос не наш. Это вопрос политический. Мы люди весьма приземленные, нам надо поставить электроэнергию туда, где ее оплачивают. Но мы ни разу не довели ситуацию до края. Мы отключали в конец лета - осень, тогда, когда еще никто не мог замерзнуть. Да, это - дискомфорт. Да, люди не виноваты. Но если у нас зимой не будет топлива, тогда они действительно замерзнут. Мы ни разу не отключали больницы, при том, что это их обязанность иметь генераторы в подвале. И, куда они дели бюджетные деньги, отпущенные на это? Мы не сваливаем на них вину, просто не отключаем. Школы отключали, да. Но, за прошлый год мы получили примерно треть тех денег, которые были выделены бюджетным организациям на нас. Этим прокуратура заниматься должна, хотя вместо этого она защищает губернаторов и пишет нам предписания, что мы должны включить.

Мария Арбатова
Вы говорите, что устранились от уголовного права по моральным соображениям, но политика ведь тоже заставляет вставать перед выбором морально - нравственного рода.

Юлия Мажоренко
Я не умею их ловить за руку, это не моя профессия. Я думаю, что в прокуратуре есть достаточное количество людей, которые избрали для себя этот путь. А просто так сказать, что вот - подонок, я, конечно, могу, но ничего от этого не изменится. Я выбрала себе другой путь. К сожалению, многие люди, не добившиеся чего-то в профессии, очень любят этим заниматься, хотя они ничего не могут тут сделать. Прокуратура может сделать.

Мария Арбатова
Правда ли, что оборудование РАО ЕЭС находится в таком же чудовищном состоянии, как и все в нашей стране?

Юлия Мажоренко
Это - проблема очень сложная, профессиональная. Сложно объяснить. Вот есть Мосэнерго. Мосэнерго - организация, которая имеет в своей собственности сети и станции. Сети - естественная монополия, то есть, область, где увеличение количества провайдеров ведет к увеличению цены. Генерация энергии - абсолютно конкурентный рынок. Но взяли и объединили это в одну кучу, сделали общий режим, конечно, оно не живет. Там нет инвестиций, инвестиции дают только за собственность, а у нас инвестиционная составляющая заложена в тариф, и ее никто не платит. Потребитель говорит "я инвестирую, - давайте мне акции". Идея реформы - разделить эти сферы. Оставить государству линии электропередачи. Это - естественная монополия. А то, что может работать в условиях конкуренции, раздать эффективным собственникам. Это - беспроигрышный вариант, так поступают во всех странах. Другой вопрос - в том, что у станций разная эффективность и менее эффективные будут выбывать. Это уже должно регулироваться государством, чтобы все неэффективные станции разом встали. Высший пилотаж здесь в том, чтобы переход станций в частные руки не сопровождался падением производства электроэнергии в тот момент, когда потребление электроэнергии в стране растет. Как только мы это сделаем, появятся инвестиции, а по другому нельзя, нельзя повышать тарифы - толку не будет.

Мария Арбатова
А кто сейчас мешает это делать.

Юлия Мажоренко
Это очень сложно. На РАО ЕЭС фактически держится экономика страны. Это надо делать очень осторожно. А так, никто не мешает. Мы занимаемся этим всего год, а это мало для такой огромной системы. Мы должны все понять до конца, все проверить сто раз, чтобы, действительно, никто не замерз.

Мария Арбатова
А как теперь с атомной энергией?

Юлия Мажоренко
Лучше. Изменять количество АЭС ни в ту, ни в другую сторону сейчас не надо, их достаточно. Надо просто заниматься обновлением парка и инвестировать. Я сказала, что лучше, потому, что у атомных станций лучше техническое состояние. Они находятся полностью под контролем государства. Их нельзя приватизировать, нельзя банкротить, потому, что это связано с серьезным риском. Там другие отношения и к нам они не имеют никакого отношения, они подчиняются Росэнегроатому.

Мария Арбатова
А раздробление Газпрома как пример?

Юлия Мажоренко
Я в ФЭКе работала, и у нас получилась такая ситуация с Ангарским нефтехимкомбинатом. Мы его отдали в частные руки, а собственнику стало неинтересно производить там бензин. Целый регион остался без бензина. Нельзя раздать все в частные руки, не создав условий для того, чтобы производство было выгодным. Административные меры тут не помогут.

Мария Арбатова
Ходили слухи, что Явлинскому дали денег на предвыборную кампанию, с тем, чтобы он разделил Газпром.

Юлия Мажоренко
Отделить добычу от трубы, по-моему, правильно. Ведь кроме Газпрома есть много другого газа, который идет параллельно с нефтью. Сделать трубу, так же как мы хотим сделать линии электропередачи отдельной от тех, кто поставляет электроэнергию, по-моему - правильный подход. Я глубоко не знаю ситуацию Газпрома, я боюсь судить.

Мария Арбатова
РАО ЕЭС и экология, как обстоят дела здесь, есть ли какие-то экологические программы?

Юлия Мажоренко
Проблема, конечно, есть, но она сейчас не настолько критична как, например, на химическом производстве. Я не снимаю с себя ответственности, но хочу сказать, что она не стоит в той критической плоскости, как на других производствах. Есть случаи, когда нас пытаются шпынять за затопления, когда мы строим водохранилища, но там пытаются получить с нас денег, а не прекратить строительство.

Мария Арбатова
Ваши приоритеты в жизни.

Юлия Мажоренко
Здоровье ребенка - непререкаемый приоритет, здесь бросаешь все.

Мария Арбатова
А как вы относитесь к "правым"?

Юлия Мажоренко
Я обратила внимание на то, что там огромное количество ярких, индивидуальных, умных людей. Им там, конечно, тесно. По разному можно к ним относиться, но отказать в интеллекте им нельзя. Я считаю, что у них есть историческая перспектива, мы ее видим и понимаем, даже не вдаваясь всерьез в политику.

Мария Арбатова
Такая проблема: сейчас вы - заместитель Чубайса, а что дальше, какая следующая высота?

Юлия Мажоренко
С удовольствием все бы бросила. Я мечтаю сидеть и заниматься диссертацией. Я знаю, чем я хочу заниматься - развитием гражданского процесса, процессуальной нормой, как гарантией защиты интересов частной собственности. И то, что я при этом не буду заместителем Чубайса, меня нисколько не пугает. Я не строю планов и не вижу сейчас должности, которую я хотела бы занять.

Мария Арбатова
А что мешает все бросить и заняться диссертацией? Честолюбие?

Юлия Мажоренко
Нет. Пока это чувство ответственности. Не доделала, хотя, на ближайшую перспективу себе это наметила. Я понимаю, что это несовместимо и как только найду на кого смогу это скинуть, так и сделаю.

Мария Арбатова
Вы говорили, что никогда не были дискриминированы по половому признаку, когда делали карьеру. Как это получилось?

Юлия Мажоренко
Пусть попробуют. На самом деле, были проблемы с людьми, система ценностей которых не соотносится с моей. А какого они были пола - и того, и другого. Не могу сказать, что больше мне доставалось от мужчин, чем от женщин.

Мария Арбатова
Вот приходит, например, к вам человек на переговоры, у него не едет крыша от того, что у вас внешность фотомодели?

Юлия Мажоренко
Крыша едет не от внешнего вида. Она едет от поведения человека. Строгий костюм и нежелание строить такие отношения - все это выстраивает барьер.

Мария Арбатова
То есть не было случаев, чтобы вас принимали за вашего секретаря?

Юлия Мажоренко
За секретаря - нет. Пытались относиться неадекватно вне служебной среды - легко разбиралась. Кстати нам уголовное право читали исключительно на примере изнасилования, потому, что народ сразу просыпался и начинал слушать. Соучастие, покушение - все эти вопросы нам объясняли не на других составах, а на этом. Поэтому этот состав я более-менее помню. Там, действительно, очень важный аспект - криминогенное поведение жертвы.

Мария Арбатова
Если вы будете выбирать кандидата на ваше место, который позволит вам бросить все и заняться диссертацией, какое для вас значение будет играть пол кандидатов?

Юлия Мажоренко
Выбирать будет Чубайс. Думаю никакого значения пол играть не будет. Ведь взял же он меня при таком количестве предложений.

Встреча состоялась зимой 2000 года. Сейчас Юлия Мажоренко всё-таки покинула РАО ЕЭС, она стала советником Руководителя Администрации Президента по судебной реформе.

к списку гостей
     АРХИВ
     НОВОСТИ
     ЛИЧНОЕ
     ПУБЛИЦИСТИКА
     ПОЛИТИКА
    ВСТРЕЧИ В КЛУБЕ
     ТВОРЧЕСТВО
     ЖЕНСКИЙ ФОРУМ


 © Art  www