Нажать для увеличения

СТЕНОГРАММА
ВСТРЕЧИ

Елена Ханга, телеведущая
в «Клубе женщин, вмешивающихся в политику»

Елена Ханга
Когда я начинала писать эту книжку, я хотела понять одно. Я думала о том, кто я, черная женщина, которая совершенно случайно родилась в заснеженной России или русская женщина, которая совершенно случайно родилась черной. Когда я родилась в Москве еще не было черных русских. Одним словом, когда я закончила книжку, я поняла, что я - гражданин мира, потому, что один из моих прадедов был из Миссисипи, он сначала был рабом, а потом стал священником в баптистской церкви, другой мой прадед, по материнской линии, был раввином из Варшавы. А мой дед по папиной линии был имамом мусульманской церкви в Занзибаре. Мне хотелось понять почему в каких-то ситуациях я веду себя так, а не по-другому, естественно, что мы в своей жизни отрабатываем свое прошлое за своих прадедов и родителей. Мой дед по маминой линии родился в Америке, он был очень образованный человек, закончил университет Тоскиги, это - первый университет в США, куда пускали черных. Он воевал во Франции во время первой мировой войны и когда он вернулся, он был потрясен - первый белый человек, который пожал ему руку, был социалист. Он сказал "тебе надо вступать в социалистическую партию, потому, что там нет расизма". Дедушка заинтересовался, приехал в Нью-Йорк, вступил в партию и как-то на демонстрации его арестовали и посадили в тюрьму. В этой тюрьме он встретил очаровательную еврейскую девушку, Берту, которая сидела там потому, что боролась за социальные права рабочих. На этой почве они очень подружились. А в Америке, если вы не совершили какого-то очень страшного преступления вас могут выкупить из тюрьмы. И папа - раввин пришел ее выкупать. И мало того, что он не одобрял ее политических взглядов, она ему еще и говорит "как хорошо, папа, что ты пришел меня выкупить, не мог бы ты еще и выкупить моего нового товарища". Папа посмотрел на товарища и сказал "сидите дальше вместе" и оставил их в тюрьме. Так началась любовь моих бабушки и дедушки, и бабушка была влюблена в деда до того момента, как она умерла уже здесь в 85-м году. Очень красивая романтическая история. Мою бабушку отвергла семья за то, что она полюбила черного человека. Там была одна любопытная деталь, у нее в то время был возлюбленный, который уехал куда-то по делам и когда он вернулся, она ему сказала, что полюбила другого человека. И он ей говорит "ты знаешь, я тебя прощаю, я понимаю, это - любовь, я сам в тебя влюблен". И мне эту историю рассказала бабушкина подружка, которой уже сейчас далеко за 100 лет. Я говорю ей "правда? И этот человек еще жив?" она говорит "да, жив, он живет в Лос-Анджелесе". Я ей говорю "дайте я ему позвоню", а она мне "нет, нельзя, он еще до сих пор ревнует". Бабушка с дедушкой поженились, но в Америке в те времена смешанный брак был преступлением. В южных штатах их просто за это могли линчевать и даже в Гарлеме это было сложно, например в кино они не могли ходить вместе потому, что белые сидели отдельно от черных. И они хотели уехать туда, где не будет всех этих проблем, где все равны, где прекрасное будущее, где никто не обращал внимания на цвет кожи, вы видели фильм "Цирк". А в то время очень много белых американцев и европейцев приезжали строить социализм в советский союз. Кстати, газета "Московские новости" была основана приезжей американской феминисткой Анной Луизой Стронг. У нее был русский муж, которого, естественно потом посадили. И вот она приехала сюда и решила открыть газету для американских специалистов. Очень много американских специалистов откликнулись на призыв Ленина, помните, было "письмо к иностранным специалистам". Вот они все клюнули на это письмо и приехали сюда строить социализм. И они хотели иметь свою газету. Вот Анна Луиза пошла к Сталину и сказала, что хорошо бы сделать такую газету и неожиданно Сталин согласился. Мой дедушка подумал "а почему только у белых людей такая возможность строить прекрасное будущее?". И он создал группу, собрал 15 семей очень образованных людей, все специалисты по сельскому хозяйству и решил привезти их в Россию строить социализм. Моя бабушка была единственной белой в этой группе. Они сели на корабль и поплыли. Их сразу же перебросили в Узбекистан. Для них это был шок, потому, что они с трудом выучили русский язык. Но они освоили и узбекский и у меня есть фотографии в книжке, где дедушка разъезжал по кишлакам и на узбекском языке обучал выращивать хлопок, а бабушка преподавала английский язык в местном университете. И когда я пару лет назад пошла учиться в Нью-йоркский университет, я пошла учиться на психотерапевта, у нас была практика и на практике в больнице ко мне пришла женщина русская эмигрантка. Я говорю ей "вам, наверное тяжело, английского не знаете", а она отвечает "мне с этим очень повезло, потому, что 70 лет назад в Узбекистане, где я жила, в Ташкенте у меня была преподавательница", и начинает мне рассказывать про мою бабушку. Бабушка с дедушкой жили в Ташкенте и в книжке я описываю это. В начале иностранные специалисты жили очень хорошо, им хорошо платили, они могли вернуться в страну и так далее. Потом усложнилась политическая обстановка в стране и всем иностранцам приказали или изменить гражданство или уезжать из страны. Половина группы решила вернуться в Америку, а часть группы решила остаться и мои бабушка и дедушка были среди них. Они были убежденные утописты, коммунистами я не могу их назвать потому, что их отказались принять в партию. Почему? Потому, что они были иностранцы. Это их очень травмировало. Моя мама родилась в Ташкенте, закончила МГУ. У моей мамы очень увлекательная история. Когда был фестиваль молодежи, мама помогала всем африканским студентам и все они были в нее влюблены. Потом, когда все они разъехались, слух разнесся, что в Москве есть такая замечательная женщина. В то время не было Танзании, а Танганьика и Занзибар боролись за свою независимость. Они сбросили английское иго. Папа мой был революционером и собирался стать премьер-министром. А что делает мужчина, когда его ожидает хорошая карьера? Мы все знаем, что он начинает искать себе жену. Такую, чтоб была образованная, чтобы с ней можно было ездить на приемы, в общем под стать себе. И мой папа искал жену в нескольких африканских странах, объездил несколько стран и все как-то не получалось. Все его не устраивало, то не достаточно умная, то не достаточно красивая. И тут ему говорят, что есть в России женщина, именно то, что ему надо. Было революционное собрание, на котором порешили, что он должен жениться на этой женщине. Нашли ее телефон, адрес, он собрал вещи и поехал в Москву. И мама рассказывала как он появился. Постучался в дверь, она открыла. Стоит такой красивый статный мужчина и говорит: "здравствуйте, меня зовут Абдула, я закончил Оксфорд в Англии, я закончил это, то, собираюсь стать премьер-министром, не хотели бы вы выйти за меня замуж?". На что мама сказала "нет", потому, что она была до этого замужем и ее муж разбился на машине, которую им подарили на свадьбу. Но папа не так прост, задание есть задание. Надо выполнять. И он решил остаться здесь, а просто так остаться было невозможно и ему пришлось для этого поступить в Университет дружбы народов. В итоге он своего добился, через год они поженились и я родилась в Москве. Папа с мамой жили довольно странно, мама не захотела уезжать в Танзанию, потому, что очень быстро она поняла, что это мусульманская страна и дать образование ребенку, какое она хотела дать невозможно даже если это ребенок премьер-министра. В итоге она жила здесь, он жил там и когда он приезжал, их селили в правительственные дачи на улице Косыгина, а когда он уезжал, ее оттуда выгоняли и она возвращалась в свои Черемушки до следующего раза. И так они и жили до того момента, когда пришла страшная новость о том, что в Танзании произошел переворот и мой отец погиб. Так мама осталась матерью - одиночкой и воспитывала меня одна. Воспитывала в очень большом уважении к отцу, хотя мы очень мало о нем знали. Для меня очень важно было узнать кем он был, что это была за семья и я поехала в Африку. В книжке есть фотографии. В аэропорте меня встретила женщина, которая была очень похожа на мою маму, она кинулась обнимать меня, плакала и говорила "моя дочь приехала". Я ей говорю "нет, моя мама в Москве", а она мне "да нет, ты не знаешь, на самом деле я - твоя вторая мама, потому, что если бы ты родилась здесь, я бы тебя выносила и выкормила". Я говорю "это как так?". А она говорит "я - третья жена твоего отца". Потом мне объяснили, что в мусульманском мире можно иметь жен столько, сколько сможешь прокормить, а папа мог прокормить много. Мама, естественно об этом ничего не знала. И интересно то, что все жены очень похожи на мою маму. Они все с большим пиететом относятся к моей маме пишут ей письма "дорогая сестра…". Мама рвет эти письма и говорит "какая я им сестра, я старшая жена". Я с этой женщиной, я называю ее мама - Ханга, очень дружу, мы с ней переписываемся, со второй женой я не дружу потому, что у нее сын, мой сводный брат все время от меня чего-то требует по наследству, грозится в суд подать. Но с третьей женой нам повезло. Она отвезла меня на остров Занзибар, где живет моя бабушка, которой сейчас уже лет 100. И она с трудом вышла, села на пол и попросила, чтобы я села на нее, потому, что она всю жизнь мечтала свою внучку на руках подержать. И бабушка, она говорит на суахили, а мама - Ханга мне переводила, говорит мне "у меня есть очень важная вещь, отец перед смертью тебе завещал". Я затряслась, думаю - "деньги". Мы прошли в ее хижину, она вытащила огромный сундук, достала ключ, открыла этот ящик, который не открывали 30 лет. Как вы думаете, что там было, что отец перед смертью спрятал и велел никому не показывать и отдать мне, если она меня когда-нибудь увидит? Там было полное собрание сочинений Маркса и Энгельса. Вот такая моя африканская история и теперь я себя в какой-то мере ощущаю африканкой. Но при этом я все время ходила и ждала того ощущения, когда ты вдруг понимаешь, что это - твое родное. Я не дождалась этого, наверное что-то еще помимо крови должно быть, хотя когда я вошла в негритянскую церковь в Нью-Йорке, у меня полились слезы и я почувствовала себя дома.

Вопрос
Расскажите про родственников вашей белой бабушки.

Елена Ханга
Да, когда я писала книгу, мне издательство сказало, что надо обязательно найти родственников по белой линии. Но, поскольку они отвергли мою бабушку, там была даже очень неприятная история. Бабушкин брат решил приехать в СССР проведать свою сестру и позвонил ей и сказал: "я приеду тогда-то, приду к тебе домой, но большая просьба, чтобы твоего ребенка дома не было, потому, что если со мной придут мои друзья, они поймут, что черный ребенок". Бабушка говорит: "а какой он еще может быть, если у меня муж черный?" А он говорит: "мы всем сказали, что ты вышла замуж за русского и никто не знает, что он черный, так, что давай сохраним легенду". Моя бабушка была очень обижена и она посылала все эти годы своим родственникам фотографии моей мамы, а они все эти фотографии рвали и пытались сохранить тайну. И когда я приехала в США издатель сказал мне, чтобы я их нашла, потому, что времена изменились. И я, зная фамилию, просто набрала телефон справочной службы и спросила, есть ли такие люди. Мне дали телефон моего кузена, который очень известный виолончелист. Я ему позвонила, он сказал "да, была странная история, твоя бабушка вышла замуж за кого-то странного, об этом в семье не говорят". Я говорю ему "а не могли бы вы меня поближе познакомить непосредственно с моими родственниками?" Он говорит "да, конечно". И очень смешная история была, когда он при мне набирает телефон и говорит кому-то из родственников "ты не поверишь, кто у меня в кабинете сидит, это внучка Берты". Потом такое молчание и через некоторое время "она что, черная?". Он говорит "да, и между прочим мы говорим по громкой связи". Мы нашли телефон жены бабушкиного брата, которая сказала, что не хочет с этим связываться, я сказала, что не очень то и хотелось. Но кузен мой сказал, что он этого так не оставит и будет искать дальше. И через какое-то время раздается звонок и мне голос говорит "Лена, привет, я твоя кузина Ненси, пошли в магазин". Мы с ней встретились, долго ходили по магазинам, все там скупили. И я говорю ей "а как ты обо мне узнала?". Она говорит " в один день ко мне заходят папа с мамой и говорят, что я должна встретиться с девушкой своего возраста". И она спрашивает " папа, у тебя что, ребенок на стороне?". Он говорит "нет". Она говорит "у вас такой вид, вы что, разводитесь?". Он говорит "нет, это просто твоя кузина". Она "ну и что?". Папа "она черная". Она "ну и что, вы для этого меня утром разбудили?". Короче, мы решили собрать всех моих родственников. И мы собрались все в Чикаго в гостинице, пришло около 100 человек. И что интересно, женщина, которая просила меня ей не звонить, ей уже лет 90, она ни разу в жизни не летала на самолетах, и когда все ее родственники пришли к ней и сказали "как ты могла так поступить? Мы все летим в Чикаго", она сказала "как же вы меня оставляете" ей ответили "лети с нами". И она собралась, полетела на самолете, потом обнимала меня. И потом она вытащила письма, которые бабушка ей писала. Оказывается она их хранила. И фотографии она сохранила и передала мне со словами, что она все эти годы их прятала, но смотрела на них и ей было так стыдно. И говорит мне " Лена, если что узнаешь о наших родственниках, сообщи мне, я теперь не такая как раньше, я современный человек". А у бабушки было три кузена и эти три брата и их семьи не встречались и не общались по очень интересным причинам. Первый брат был членом коммунистической партии, другой был членом социалистической партии и они друг с другом не разговаривали, а третий брат работал в ЦРУ и следил за ними. И это был первый раз, когда они встретились. И тот, который был в ЦРУ, женился на японке и у них родился ребенок. И эта родственница была так потрясена "у нас теперь в семье есть японские дети!". И вот в начале все было очень строго, но потом поставили водку на стол и пригласили ансамбль, который, как выяснилось в середине вечера, прекрасно говорил по-русски. Они были эмигранты и молчали потому, что думали, что им меньше заплатят, если узнают об этом. Но потом у них так душа запела, что они сказали: "чего уж там, мы сами - из Бердичева". Вот такая была встреча, все списались, а из Африки моя бабушка по электронной почте писала, они хоть и в джунглях живут, а мобильные телефоны и интернет у всех есть.

Вопрос
Расскажите о вашем имидже в передаче "Про это" и про ваш парик.

Елена Ханга
История парика очень простая. Когда меня пригласили делать эту передачу, она совершенно очевидно должна была быть отвязанной, необычной. Надо было выдумать для меня новый образ. Те, кто меня знает, помнят, что у меня в газете "московские новости" даже прозвище было "Крупская". Я всегда ходила в сером, с пучком на голове. И мне сказали, что нельзя в таком виде вести такую передачу. Я должна была всех шокировать. Шевчук был тогда главным стилистом на НТВ и он придумал, что я должна быть блондинкой с голубыми глазами, потому, что нашим мужчинам нравятся голубоглазые блондинки независимо от расы. Мы поехали в институт, где мне долго примеряли линзы, а поскольку я очки не ношу, я не могла сориентироваться и все время падала. И я отказалась от линз, но парик мне навязали и когда его на меня надели, я была просто в шоке, но все так охали и ахали, что это так классно и под конец меня уговорили. Но потом я им всем была очень благодарна, потому, что меня без парика не узнают на улице.

Вопрос
Как ваша мама отнеслась к вашему участию в этой передаче?

Елена Ханга
Очень смешно. Я отношусь к поколению, в котором с родителями об этом не говорили. Моя мама - очень образованная женщина, она пригласила меня в возрасте 9-и лет и что-то про пестики и тычинки рассказала, потом еще года через два что-то на латинском языке рассказала и умыла руки. Потом она стала мне подкидывать Мопассана и на этом наше образование закончилось. И когда я готовилась ехать на съемки, а мама уже жила в это время на Гавайях, она каким-то образом про это узнала и позвонила мне с вопросом: "ты будешь делать передачу про секс? Почему же ты мне раньше не сказала, я бы тебе что-нибудь рассказала". Я говорю ей: "что же ты мне не рассказала 30 лет назад?", а она мне: "кто же знал, что тебе это может пригодиться?". И она это так с энтузиазмом восприняла и все время просила, чтобы я прислала кассету, а я как-то все время отнекивалась, но добрые люди нашлись, она посмотрела и сказала мне: "мой тебе совет - улыбайся побольше", я спросила, почему, а она говорит: "когда ты улыбаешься, не так заметно, что ты боишься, особенно, когда тебе начинают рассказывать о каких-то позах, о которых ты не знаешь, поэтому или рот закрой или улыбайся".

Вопрос
Передача "Про это" замышлялась как юмористическая? Если нет, то каков был первоначальный замысел?

Елена Ханга
Это придумала не я, а Парфенов. Он задумывал эту передачу как отдушину, потому, что последние 5 - 10 лет в России очень много секса. И в кино и на телевидении, в рекламе, везде. Этого много, но не хватает возможности поговорить, как вы говорите, например со своей подругой. Поговорить как говорят нормальные люди на кухне независимо от возраста или социального статуса. Не языком улицы или подворотни и не языком высокой поэзии. А про целевую аудиторию мы сами не знали, мы думали, что это будут люди 20-и - 25-и лет, но потом, когда нам стали звонить люди, мы удивились, что их возраст доходит до 60-и лет. Мне самый приятный комплимент сделала супруга Собчака. Она как-то подошла ко мне и говорит (это было уже после смерти Собчака): "нам так нравилась ваша передача". Я смутилась, не зная что ответить, а она: "только очень сложно после нее заниматься сексом". Я говорю: "почему?". А она: "мы так смеялись". Об этом нельзя говорить на полном серьезе. Самые серьезные вещи можно обсуждать только с юмором. Я умышленно старалась сделать все это повеселей.

Вопрос
Расскажите о своей работе в Америке.

Елена Ханга
Один из самых распространенных вопросов - вопрос об американской политкорректности. Речь о том, что мужчина боится подойти к женщине, подарить ей цветы. Действительно, когда я приехала туда, это - первое, что меня поразило. Если говорить об отношениях на работе, то самое страшное для мужчины в Америке - сказать женщине-коллеге, что она хорошо выглядит. Даже по телевизору идет реклама, в которой говорится, что если начальник сказал вам, что у вас красивые ноги, надо немедленно бежать подавать на него в суд. Это не так в организациях, где ставки не такие большие, но если речь идет о больших заработках, я сталкивалась несколько раз в ООН, в Майкрософт, мне рассказывали о таких случаях. Естественно, я преувеличиваю, как любой рассказчик, но то, что проблема есть - это правда. Я вам расскажу, когда я приехала в один фонд по приглашению поработать, меня вывел в ресторан один мой начальник, вице-президент. Мы мило посидели, в конце, когда прощались, я его поцеловала, он тоже меня поцеловал в щечку и я пошутила. Я сказала: "вот видите, теперь я на вас могу в суд подать". Он побледнел и очень испугался. И пока я там работала, когда я заходила в его кабинет, он вызывал секретаршу, и она, пока я была в кабинете, тоже там присутствовала, он боялся, что я и правда могу его обвинить, хотя я клялась, что нет. Но потом на него подала другая его подчиненная, американка и у него были неприятности. Но так только на работе. На улице можно подходить и знакомиться с женщиной. Все говорят, что американцы сошли с ума, но мне кажется, что неплохо, когда женщина чувствует себя защищенной. Я делала передачу на тему сексуального домогательства в России. Эта передача меня потрясла. Я думала, что симпатии наших людей будут на стороне женщин. Приходили девушки и рассказывали о том, как над ними издеваются хозяева. И вставали люди и спрашивали: Вот вы, девушка, по специальности - кто?" она отвечает: "Я - секретарша", а ей говорят: "это входит в ваши обязанности".

Вопрос
Все ваши предки - люди политически активные. Как у вас складываются отношения с политикой?

Елена Ханга
У меня нет никакого интереса к политике. Может быть как раз из за того, что у предков этот интерес был.

Вопрос
А как повлияло на вас то, что ваша мать вращалась в университетских кругах, из которых потом вышли люди, известные в политике и в других областях?

Елена Ханга
Я как журналистка во время перестройки чувствовала себя ответственной перед страной и шла за Егором Владимировичем Яковлевым куда бы он меня не послал. Я помню меня арестовывали как проститутку, когда меня послали делать расследование почему в гостинице "Националь" в ресторане обсчитывают иностранцев. Меня туда послали под видом иностранки а в итоге арестовали как проститутку. Это мне было интересно, но это была журналистика, а политика в чистом виде мне не очень интересна. Если говорить о моей маме, могу сказать, что дети всегда противоположны родителям и если моя бабушка до последнего дня верила в коммунизм, я помню как они собирались со своими американскими друзьями, которые с ними приехали и на полном серьезе обсуждали то как притесняют рабочих в Лос-Анджелесе или в Чикаго, моя мама говорила ей: "ты посмотри что здесь творится". А моя мама жила в МГУ, вокруг были диссиденты. Ее подруга уехала в Штаты и написала книгу, в которой среди прочего рассказала, что в Москве у нее лучшая подруга - негритянка, которая ненавидит советскую власть, немного изменила имя и фамилию моей мамы, но догадаться не сложно было и на следующий день мою маму, естественно, вызвали. Была очень неприятная история и единственное, что спасло маму - то, что об этом узнали в коммунистической партии США и это был единственный раз, когда они обратились в ЦК КПСС с просьбой защитить человека.

Вопрос
Расскажите о вашем детстве. Каково быть черным ребенком в России?

Елена Ханга
Дети 30 лет назад были гораздо менее жестоки, чем сейчас. То, что происходит сейчас меня поражает. Я в Америке всегда говорила, что в России расизма нет. Я сильно переживала, но это были переживания не из-за притеснений, это было естественное чувство ребенка, который хочет быть "как все". Я смотрела на себя в зеркало и думала, что жить с такой внешностью бессмысленно. И мама, которая видела, как у меня падает самооценка понимала, что сделать с этим ничего нельзя. Особенно когда я приходила из школы. Моя мама стала выписывать из Америки "черные" журналы. Еще была история, когда я решила накраситься, украла у мамы косметику, накрасилась и вышла на улицу. И моя приятельница, увидев меня, плюнула на руку и стала меня вытирать со словами: "ты испачкалась".

Вопрос
А сейчас вы сталкиваетесь с проявлениями расизма?

Елена Ханга
Нет. Я никогда с рождения с расизмом не сталкивалась. Во-первых потому, что я - девочка. Я не слышала, чтобы избивали женщин или насиловали. Про мужчин я часто слышала, а на девушек по-моему внимания просто не обращают. Но я, конечно, не показатель, где я могу с этим столкнуться? Я же по улицам не хожу. К тому же у меня другой статус поскольку меня узнают, народ же меня любит. В Америке я пошла на концерт Игоря Николаева и Наташи Королевой. Естественно, ходят туда только иммигранты. Старички и старушки пришли со своими стульчиками и какая-то старушка очень больно поставила свой стул мне на ногу. Я взвизгнула, а она мне в ответ что-то типа: "сиди - молчи, еще пришла на наш концерт", а потом посмотрела: "ой, да это же наша Леночка".

Вопрос
Почему при такой популярности в России и описанном вами расизме в США вы все-таки живете в Штатах?

Елена Ханга
Во-первых у меня все родственники там. Здесь у меня никого нет и никогда не было. Моя мама живет в Чикаго и преподает там в университете. Она уехала 10 лет назад. К тому же нельзя сказать, что я живу там постоянно, я очень часто приезжаю.

Вопрос
В среде российской молодежи сейчас популярны антиамериканские настроения, что в этом плане происходит в данный момент в Америке?

Елена Ханга
Американцы во времена Горбачева просто говорили: "дайте нам Горбачева, давайте поменяемся президентами". Может быть в 50-е годы насаждалось что-то антироссийское, сейчас этого нет. Разговоры про русскую мафию, конечно, имеют место, но это не значит, что все русские для американцев - мафиози.

к списку гостей
     АРХИВ
     НОВОСТИ
     ЛИЧНОЕ
     ПУБЛИЦИСТИКА
     ПОЛИТИКА
    ВСТРЕЧИ В КЛУБЕ
     ТВОРЧЕСТВО
     ЖЕНСКИЙ ФОРУМ


 © Art  www