Нажать для увеличения

СТЕНОГРАММА
ВСТРЕЧИ

Вадим Саралидзе
в «Клубе женщин, вмешивающихся в политику»

Вопрос
Половина политических профессий в этой стране - неофитские. Как человек становится полит технологом, откуда он приходит, как все начиналось?

Вадим Саралидзе
Есть достаточно большое количество неофитских профессий, потому что все мы прекрасно знаем, что период капитализма у нас начался недавно. Естественно, что когда мы были в комсомоле или вступали в коммунистическую партию, ни о каких полит технологах никто и не слышал, хотя надо сказать, что с полит технологией под руководством Суслова было все в порядке. Советское общество воспитали так, что до сих пор просыпаешься и только когда подходишь к зеркалу, вспоминаешь, что уже совсем другое время. Образование у меня достаточно обыкновенное, я закончил девять классов и поступил в музыкальное училище по классу скрипки. Было очень приятно ездить потому что рядом с улицей Герцена есть улица Воровского, если называть по-старому, на ней моя музыкальная школа, которую я заканчивал, там же и Гнесинский институт. Начал было аспирантуру, но потом бросил, потому что на четвертом курсе у меня родился ребенок, потом армия. Не пойти в армию значило, что либо ты сумасшедший и значит никогда не поедешь за границу, потому что это был 84-й год, либо ты сильно нездоровый, чего у меня точно нет. А потом работал музыкантом достаточно долгое время, еще во время учебы поступил в московский камерный оркестр, в котором одиннадцать лет отработал, даже не предполагал, что когда-нибудь стану заниматься другими вещами. Еще я пять лет работал в еврейском ансамбле, хотя евреем не был. Нам совсем перестали платить в оркестре, что такое позорные гастроли российского артиста за двадцать пять долларов суточных, всем известно, когда варят сосиски в бачке, подключая две бритвы к одной розетке. Особенно боялись симфонических коллективов, потому что их не семнадцать, как в камерном оркестре, а сто двадцать. Они по двое в номере, шестьдесят номером сразу включают эти бритвы. Я понял, что могу чем-то управлять, мне в этом помогла армия, я там был командиром отделения, а по творческой должности я был концертмейстером в оркестре. У меня было отделение из двадцати одного солдата, которым я руководил в течение года. Когда я вернулся из армии, не платили совсем ничего, я начал делать металлические решетки и коробки для дверей. Больше того, я может быть не занялся бы пиаром, если бы моего приятеля, который был прорабом в северном речном порту, не выгнали с работы, потому что там завели какое-то уголовное дело. Пошло время кооперативов и мы решили организовать кооператив, взять лесопилку в порту в аренду и заняться нормальным творческим делом, делать двери и варить решетки. С утра я обычно находился на репетиции часа четыре, а так как концерт не каждый день, два-три концерта в месяц, в зависимости от программы, после этого я мчался туда, где мы варили эти замечательные решетки. Решетки мы грузили в разбитую пятерку друга и приваривали, один держит, как Христос, а другой приваривает, потом меняешься, потому что держать тяжелей.

Вопрос
А как же руки скрипача?

Вадим Саралидзе
Это был ужас, потому что, после вибрации от дрели, с утра просыпаешься как железный дровосек из книжки Волкова, который попал под дождь. Никакого пиара и в помине не было, на работе стало совсем скучно. У музыканта, который садится в оркестр, творческий рост прекращается довольно быстро, потому что ты превращаешься в струну или в клавишу для дирижера, он там единственный занимается творчеством. Когда тебе приходится быть этим материалом, то чувствуешь, что из тебя просто пьют кровь, и последние два-три года я ощущал жуткий внутренний конфликт. Через два часа репетиции чувствуешь, что ты выжат как лимон, ощущаешь огромное несоответствие того, чему тебя учили с тем, что приходится делать, а объяснение очень простое, таланту мало, он кончается, я был просто способным, последние года два-три я мучался. И тут так получилось, что мой товарищ, у нас вместе дети в школу пошли, он предложил мне поработать сначала над шоу-программами, тогда н было такого разделения на пиар, рекламу и что-то еще, все шло в одном флаконе. То что описано в книге "Дженерейшен Пи", это как раз то самое агентство, только там немного изменена фамилия директора этого агентства. Неожиданно получилось, что мы с моим товарищем сделали пру презентаций, что-то еще и неожиданно поняли, что мы вдвоем можем заниматься такими вещами. Потом пошла реклама в чистом виде, как это описано в этом романе. Через несколько лет стало скучно заниматься рекламой в чистом виде, в это время я познакомился с моим нынешним партнером, который уже работал с несколькими из серьезных людей, видя, что я нахожусь в несколько подвешенном состоянии, он мне предложил заниматься чем-то вдвоем, плотно и серьезно. Так я стал заниматься пиаром и консультациями.

Вопрос
Расскажите о первых выборах, в которых вы участвовали.

Вадим Саралидзе
Первых выборов было несколько, они были вкраплениями. Скорее я помню то, что было интересно, из крупного, последнее, что я помню это Ямало-Ненецкий автономный округ. Из Архангельска сорок минут на вертолете, попадаешь в Нарьян-Мар, это город, который можно пройти пешком за двадцать минут, но декабрь и нужно полчаса ехать на тракторе, чтобы съесть тарелку горячего супа.

Вопрос
А как сам процесс происходит?

Вадим Саралидзе
Для начала нужен какой-то инсайдер, который рассказывает нам ситуацию в регионе, после этого мы смотрим социологию региона, потом пытаемся найти какие-то закрытые материалы. Разговариваешь со знакомыми социологами, необязательно по политике, все очень важно, чем больше материала в этой работе, тем больше шансов на то, что работа будет сделана качественно и профессионально. После этого желательно провести собственные исследования, это должны быть те люди, которым ты доверяешь. Естественно мы оговариваем с клиентом все условия, деньги и так далее. Как правило мы стараемся работать с местными специалистами, если они не воспринимают нас в штыки, зачастую они бывают сильно профессиональней московских, в провинциях нету такой специализации, там все делают все, зачастую работу семи-восьми человек делает один пресс-секретарь. Может быть это не верно, но к политике я подхожу как к товару, бюллетень это та же денежка. Как вы выбираете, какие купить сигареты или жвачку, какая-то часть людей тратит свои силы на то, чтобы ты купил ту, а не иную марку сигарет. Так же и с кандидатом, чтобы его продать, его надо хорошо знать. Есть даже вопросник специальный, первая вводная беседа с клиентом занимает часа три-четыре, потому что это некая такая даже исповедь для человека. Потом мы это анализируем, пытаемся понять сильные и слабые стороны, как с любым товаром.

Вопрос
А что собой представляет результат этой первой трехчасовой беседы? Из любого ли человека можно сделать политика?

Вадим Саралидзе
Я считаю, что не из любого, но результата какого-то можно добиться всегда. Некоторые говорить не умеют, можно молчать. Может быть мне везло, но обычно попадались люди, к которым относишься нейтрально. Я никогда не умел работать по шаблону, когда просто подставляешь другую фамилию, мне это не очень близко. К тому же обычно не звонят со стороны, как правило это знакомые или знакомые знакомых, так что люди все больше приличные, так что совесть моя чиста.

Вопрос
А был у вас опыт работы с коммунистами?

Вадим Саралидзе
Был один из регионов красного пояса, в моральном смысле для меня ситуация была сложная. Когда я в армии еще был, то приблизительно полгода я избегал вступления в компартию, уже было ощущение, что скоро за границу будут пускать не только членов КПСС. Если бы я служил два года, то точно бы вступили, потому что я был отличником боевой, политической, командир отделения, еще и концертмейстер ансамбля политического управления главных войск стратегического назначения "Красная звезда". Когда мы поехали работать с коммунистами, мне мой товарищ сказал, что он их тоже не любит, а потом оказалось, что наш клиент, коммунист, значительно приятней его двух основных конкурентов. Стали знакомиться, оказалось, нормальный дядька, просто с убеждениями.

Вопрос
А что вы с ним делали, какой был основной месседж?

Вадим Саралидзе
Мы хотели из него сделать американского сенатора, пытались его раскрепостить, потому что было ощущение, что он проглотил даже не аршин, а баллистическую ракету. Как известно весь креатив, вся наружная реклама начинается с нормальной фото сессии. Договорились о съемке, в восемь утра уже наш дядька сходил в парикмахерскую, его причесали, сидит ждет. Мы приходим, он белый как полотно, почему так волнуется непонятно. А на пленке все получается еще хуже чем в жизни, мы начали его расслаблять. Попросили коньяку, он выпил, не помогает, мы сделали перерыв, выпили кофе, выпили еще коньяку, не помогает, он улыбается, но смотрится это ужасно. Я начал рассказывать анекдоты, ничего не помогает. После восьми часов мы понимаем, что у нас нету фотографий, фотограф Алла говорит ему в очередной раз, улыбнитесь, повисает длинная пауза во время которой клиент пытается улыбнуться. И в этой тишине Алла тоненьким голоском произносит "жопа". И тут его пробило, он плакал и сморкался минут десять, Алла бегала вокруг него, отсняла несколько пленок и после этого отпустила его. Мы сделали отличную фото сессию, так что коммунисты тоже могут смеяться.

Вопрос
А психолог у вас был?

Вадим Саралидзе
Нет, это были достаточно мало бюджетные выборы, так что психологами были мы все, хотя потом пришлось взять.

Вопрос
А какой клиент на выборах лучший?

Вадим Саралидзе
Лучший клиент это тот, который первый раз выбирается, потому что он тебя действительно слушает, старается что-то делать, ему все в новинку. Он стремится к чему-то, что-то даже читает по выборам. Люди, у которых есть такой опыт, часто думают, что они гораздо больше тебя знают, часто даже бывает что это так. На выборах ведь всегда чему-то учишься, те кто выбирается, это люди обычно с большим опытом, сложившиеся люди.

Вопрос
А вот этот не говорящий губернатор, как вы с этой проблемой справились?

Вадим Саралидзе
Телесуфлер. Хотя он часто перед съемками уже начинал просить текст и говорить, что он сам хочет говорить. Бывают такие встречи, мы их называем теория миллионного рукопожатия, где обычно надо говорить одно и то же, мы их используем как тренинги. Кто-то снимает, а потом просматриваем и оцениваем, что правильно, а что не правильно. Зюганов кстати очень хорошо пользуется такого рода своими заготовками. У него есть таких заготовок штук сто, и если ему задают неудобный вопрос, он говорит что-то типа, "банду Ельцина под суд". Это очень важно для кандидата научиться отвечать на вопрос, который ему не задавали, потому что честные и неопытные люди начинают отвечать на заданный вопрос и от этого много теряют. Это большое искусство, просто держать удар, в результате создается впечатление, что человек вам что-то отвечает, а вы его просто не понимаете. Кандидат может себя хорошо чувствовать в сельском клубе с бабушками, а теледебатов или прямого эфира может бояться, это можно только наработать.

Вопрос
А насколько по-разному относится так называемая старая гвардия и молодые политики к имиджмейкерам?

Вадим Саралидзе
Вообще конечно в принципе человек той формации воспринимает все эти новинки как бесовщину. Хотя мы стараемся работать честно, те люди, которым мы можем сказать, мы говорим нормальную сумму и за эти деньги обещаем сделать свою работу честно. Очень сложно человеку, который не знает что такое интернет, что такое нормальные социологические исследования, маркетинг, за отпущенные два-три месяца объяснить, что мы делаем все правильно. Поэтому если человек той эпохи, то процесс вхождения в контакт сильно затягивается, то есть конечно легче работать с молодыми. Это проблема возрастная, если человеку больше сорока-пятидесяти, то скорее всего он был либо партийным работником либо из красных директоров, такие люди варились в собственном соку и нынешнюю жизнь воспринимают по-другому. С предпринимателями безусловно легче, потому что стали появляться люди действительно продвинутые.

Вопрос
А вот в этом проекте, ваш кандидат был действующий? Вы использовали какие-нибудь административные ресурсы?

Вадим Саралидзе
Да, он был действующий, но административный ресурс там достаточно бездарный, более слабой администрации я не видел вообще нигде. Одна из причин того, почему кандидат так плохо себя чувствовал, за срок губернаторства у него команды так и не появилось. Я кстати очень рад, что тот человек, которого я там сам, под свою ответственность назначил начальником штаба, сейчас он работает вице-губернатором. Мы до сих пор перезваниваемся, общаемся, он отличный мужик и я рад, что в него поверил. Поэтому то что касается административного ресурса, он был совсем кислый.

Вопрос
Расскажите пожалуйста про случаи из вашей профессиональной биографии, которые вы считаете вашими творческими успехами.

Вадим Саралидзе
Я считаю успехом своей команды, я не могу говорить только о себе, разработку образа одного достаточно известного кандидата, который даже не один раз выдвигался на президентских выборах. У нас был какой-то творческий полет, мы втроем натворили много интересного. К сожалению, как это часто бывает, все, что мы сделали нигде не прозвучало, никто не востребовал эти сорок пять страниц очень правильных мыслей. К сожалению такой продукт нельзя продать дважды, потому что это то, что специально было выработано и рассчитано на человека, с которым мы проработали девять месяцев. Этот человек подставил нас по всем позициям и это был не самый лучший период в нашей жизни.

Вопрос
А вы работали только с мужчинами или с женщинами тоже? Кого вы считаете среди женщин политиков самыми перспективными?

Вадим Саралидзе
Женщины, которых я вижу на экране, или встречаю по роду своей деятельности, большинство уже состоялись, им некуда расти. Просто у нас мужская страна, здесь все построено под мужиков, наверное это не очень хорошо, я не сторонник сексизма. В работе с женщинами есть своя специфика, там тоже куча амбиций и комплексов и неизвестно, как она себя поведет в ситуации, когда надо будет надавить, ведь всякие бывают ситуации. Это же не армия, ты работаешь как доктор с пациентом и худший вариант, когда не удается убедить и приходится заставлять.

Вопрос
Какое одно однозначное русское слово вы бы выбрали для обозначения пиарщика? И второй вопрос, была ли на каких-нибудь губернаторских выборах кандидат женщина?

Вадим Саралидзе
В Ненецком автономном округе была одна женщина, но это был смех, я не рассматриваю это как что-то серьезное. А пиарщиков мы между собой называем "мордодел".

Вопрос
Что предпочтительно для избирателей, увидеть своего кандидата по центральному телевидению или на ту же сумму, но естественно больше по времени, на местном канале?

Вадим Саралидзе
В последнее время я думаю, что на местном. Последнее время выстраивается какая-то новостная вертикаль, в "Вестях" делают региональные врезки. Появляются приличные телевизионные базы, люди начинают понимать, что местные каналы могут приносить сопоставимые деньги, если это приличная область или крупный город.

Вопрос
Не кажется ли вам, что последнее время в Москве, да и не только, политическая реклама во время выборов особого значения не имеет, кто победит, решается помимо этого?

Вадим Саралидзе
Согласен, на последних выборах в мос гор думу было потрачено крайне мало денег, рекламы почти не было. Я принимал участие в написании концепции и креатива для одного из кандидатов, который прошел. Креативная часть прошла, а вот то, что касается медийной части, то есть размещения рекламы в СМИ, не пошло вообще ничего. Сейчас административный ресурс очень важен, все интересуются, кто поддерживает, иногда это превращается просто в цирк. Административный ресурс может добавить до пятнадцати процентов, а это очень много, против этого воевать очень сложно, здесь технолог ничего не может сделать. Но тут вступает в силу система сдержек и противовесов, все начинают договариваться. Здесь технологи не вмешиваются, мы можем только посоветовать, идти на переговоры или не идти. Когда-нибудь эта система упорядочится, приобретет более стройную форму, люди не будут скидываться и покупать себе депутата Госдумы, а появятся профессиональные лоббисты.

Вопрос
Вы учились где-нибудь на полит технолога?

Вадим Саралидзе
Учился после того как овладел. Я практик, заканчивал маркетинг и менеджмент, но тоже постфактум. По многим вопросам по которым люди читают лекции в теории, я могу объяснить все на практике, моя часть работы важнее. Я занимаюсь в основном креативно-организационной частью, на мне лежит обязанность соединить все эти вещи, чтобы они работали как один механизм, при том, что идеальных условий не бывает никогда.

Вопрос
А ваши дети не будут заниматься пиаром?

Вадим Саралидзе
Нет, у меня дочка, поступила на юрфак МГУ, о чем всегда мечтала. Я не феминист, я считаю, что девочке надо хорошо выйти замуж, чтобы внучата там…

Вопрос
У нас скоро выборы мэра Москвы, как высчитаете, что начнется, если конституционный суд решит, что Лужков не может в них участвовать?

Вадим Саралидзе
Я не думаю, что произойдет что-то экстраординарное, но свежей информации у меня по этому поводу нет. Как говаривал известный классик, незаменимых людей нет, я думаю, что найдется человек, который сможет заменить Лужкова. Мне кажется, что даже не важно, кто будет возглавлять город, здесь уже давно такой конгломерат сложился, вывеска может смениться, но принципиально ничего не поменяется.

Вопрос
Какие качества по-вашему наиболее важны для полит технолога?

Вадим Саралидзе
Наверное ответственность, потому что мы обычно не вступаем со своими клиентами в официальные договорные отношения, поэтому твое слово должно значить столько же сколько и печать, это очень большая ответственность. Если ты говоришь "да", значит ты подписал договор, если я скажу "да", а буду иметь в виду, что я подумаю, со мной больше не будут иметь дела.

к списку гостей
     АРХИВ
     НОВОСТИ
     ЛИЧНОЕ
     ПУБЛИЦИСТИКА
     ПОЛИТИКА
    ВСТРЕЧИ В КЛУБЕ
     ТВОРЧЕСТВО
     ЖЕНСКИЙ ФОРУМ


 © Art  www