Нажать для увеличения

ПУБЛИЦИСТИКА

Подарки к Дню рождения

Именно к дню рождения я получила два подарка от СМИ. Журнал «Вот так!» открывался статьей о том, что с одной стороны я провожу большую часть жизни на мужском стриптизе, что, к сожалению, не так; :) а с другой, являюсь трассексуалом, что к счастью, не так .

Однако, инициатива журнала «Вот так!» померкла по сравнению с профессиональным уровнем журнала «Профиль». Журнал «Профиль» напечатал интервью, к тексту которого я имела довольно мало отношения. "Наши источники" в редакции сообщили, что подписанное мною интервью попало в кровожданые руки жены главного редактора, именно на этой штатной единице и работающей в журнале, и подверглось остракизму именно этими руками.

Главный редактор побоялся даже поговорить со мной по телефону, а на угрозу суда просил передать, что его это очень даже устраивает, поскольку я человек известный, и это будет хорошей рекламой «Профилю». Раз так, то суда он не дождётся, и будет вынужден узнать, что суд, совсем не единственный способ лишения человека репутации профессионала.


Интервью 
созданное руками
жены главного редактора
журнала«ПРОФИЛЬ»
«Мой муж, феминист...»

Подлинник интервью 
для журнала «ПРОФИЛЬ»  
подписанный автором
Марией Арбатовой

Знаменитая российская феминистка и писательница Мария Арбатова, как ни странно, окружена заботой и вниманием мужа и поглощена воспитанием сыновей-близнецов.

Знаменитая российская феминистка Мария Арбатова окружена мужским вниманием, разбивая все традиционные представления о борцах за права женщин. Она дружит со своим бывшим мужем, обожает нынешнего супруга, известного политолога и экономиста Олега Витте, и поглощена воспитанием сыновей-близнецов.


Ольга Казанская:
Маша, подавшись в политику, писательство не забросили?

Мария Арбатова:
Выборы в Госдуму два года назад, которые я проиграла, отняли столько времени и сил, что свои писательские планы я временно заморозила. Все книги, которые сейчас выходят, это старые духи, разлитые в новые флаконы.


Ольга Казанская:
Маша, писательство не забросили?

Мария Арбатова:
Выборы в Госдуму, которые я проиграла, отняли столько времени и сил, что свои писательские планы я временно заморозила. Все книги, которые сейчас выходят, это старые духи, разлитые в новые флаконы. Еще до выборов я обещала издательству сдать два романа, так что в ближайшее время планирую их закончить.


Ольга Казанская:
О чем ваши истории?

Мария Арбатова:
Главная героиня одного романа – среднестатистическая телезвезда. Красивая девушка приехала из провинции в Москву и столкнулась со всеми подлостями мужского мира. Второй роман – о выборах. О том, через что я прошла и с чем столкнулась во время собственной избирательной кампании,– захватывающий политический триллер и гангстерский боевик.


Ольга Казанская:
О чем ваши истории?

Мария Арбатова:
Главная героиня одного романа - среднеарифметическая телезвезда. Красивая девушка приехала из провинции в Москву и столкнулась со всеми подлостями мужского мира. Правда, уже не знаю, чего больше получается в этом романе - политики или телевидения. Я так отравлена политикой, что даже во время интимных сцен мои герои думают о том, какие законопроекты приняты в этом месяце. Второй роман - о выборах. Если расскажу о том, через что я прошла и с чем столкнулась во время собственной избирательной кампании, получится захватывающий политический триллер и гангстерский боевик.


Ольга Казанская:
И с чем же таким вам пришлось столкнуться?

Мария Арбатова:
Полный набор – от экстрасенса, пытающегося сбить меня с верного пути, до пробивания черепа начальнику моего избирательного штаба. Были угрозы расправы над детьми. Мне приходилось ходить с охранником. Окна в моей квартире бронировали, а дверь поставили такую, которая выдерживает гранатометную очередь.


Ольга Казанская:
И с чем же вам пришлось столкнуться?

Мария Арбатова:
Там был полный набор - от экстрасенсихи до пробивания черепа начальнику моего избирательного штаба. Были угрозы расправы над детьми. Мне приходилось ходить с охранником. Окна в моей квартире тогда пришлось бронировать, а дверь ставить такую, которая выдерживает гранатомётную очередь. Сейчас я, конечно, ко всему отношусь спокойнее. Но все равно напишу о бандитском стиле работы избирательного штаба Михаила Задорнова и лужковского депутата.


Ольга Казанская:
Ужас... И как вы из всего этого выбирались?

Мария Арбатова:
Я практикующий психолог, знаю хорошие механизмы для восстановления.


Ольга Казанская:
А может, и не стоило идти в политику – чтобы потом не восстанавливаться?..

Мария Арбатова:
Я проиграла выборы только частично. Не попала в Госдуму, но приобрела бесценный человеческий и писательский опыт, который важнее, чем мандат. Любой проигрыш – колоссальное образование. Только пропахав округ носом (от префектур до дворников), понимаешь, что реально происходит на этом участке страны.


Ольга Казанская:
Старая шутка гласит: "Женщина, говорящая речь, называется спичкой"...

Мария Арбатова:
Признаюсь, слышу это выражение впервые. Так могут говорить только мужчины, которые боятся уступить свое место на политической трибуне женщине. Мой клуб существует потому, что в России есть реальный круг женщин, которые разочарованы всем тем, что мужики делают во власти.


Ольга Казанская:
Мужики – какие? Коммунисты или правые? Задорнов, Чубайс или Лужков?

Мария Арбатова:
Не люблю "деяния" Кириенко, Лужкова и Михаила Задорнова.


Ольга Казанская:
Какие именно деяния вам не по душе?

Мария Арбатова:
Они не виноваты в том, что они мужчины, просто мне не нравятся их двуличие и методы, которыми они пробиваются во власть.


Ольга Казанская:
Но, например, Роза Люксембург тоже была политиком и тоже ратовала за равноправие женщин, а закончилось все печально. Видимо, дело не в женщинах и мужчинах, а в том, что они предлагают и делают. Не думаете?

Мария Арбатова:
Конечно, женщина должна идти в политику, когда ей есть что сказать, а не просто быть во фронде. Ум украшает женщину в любом месте. Наверное, Люксембург была этого украшения лишена.


Ольга Казанская:
Как пережили поражение?

Мария Арбатова:
Я практикующий психолог, знаю хорошие механизмы для восстановления. Мой избирательный штаб состоял из добровольцев, которые вкладывали в компанию и свои силы, и свои деньги. Кстати, добровольцы были только у меня и коммунистов. Все другие кандидаты нанимали себе штат «добровольцев». Когда девушки из моего штаба в норковых шубах раздавали листовки в метро, их спрашивали, сколько им заплатили. В каком-то смысле я проиграла выборы только частично. Не попала в Госдуму, но приобрела бесценный человеческий и писательский опыт, который важнее, чем мандат. И честно говоря, не представляю, как себя чувствует победитель, столько взявший на совесть. Я не говорю, что Михаил Задорнов лично пробивал голову моему начальнику штаба, просто в избирательных компаниях есть правила: границы дозволенного определяет сам кандидат, а отсутствие поставленных границ - это тоже границы.
В каком-то смысле проигрыш, это колоссальное образование. Когда разговариваешь со списочным или проплаченным депутатом, видишь перед собой человека, наблюдающего страну из окна мерседеса. Только попахав округ носом от префектур до дворников, выясняешь, что реально происходит в этом участке страны.


Ольга Казанская:
Чем сегодня занимаетесь?

Мария Арбатова:
Я руковожу организацией "Клуб женщин, вмешивающихся в политику".


Ольга Казанская:
Чем занимаетесь помимо писательского творчества?

Мария Арбатова:
Телепроекты меня пока не привлекают. Из ток-шоу я уже выросла, сознательно ушла из передачи «Я сама». У меня был конфликт из-за проплаченных героев; а тут ещё руководитель канала Пономарев сказал, что передаче «Я сама» платит одну десятую часть того, что она зарабатывает, а остальные деньги идут на поддержку и развитие его великого телевидения (типа проектов с Кушанашвили). Я сказала: «Все, больше я своим телом канал не поддерживаю».
Сегодня меня привлекают только политические передачи. Я наблюдала, как масса телеведущих идёт на всё, чтобы видеть себя на экране. Для них это как кислородная трубка. Я глубоко равнодушна к тому, сколько камер на меня направлено, мое дело - написание книжек и общественно-политическое строительство. Я такая бессменная героиня третьего сектора, создаю общественно-политические организации, и они работают и без западных, и без местных подачек.
Сейчас я руковожу организацией «Клуб женщин, вмешивающихся в политику». Он существует не потому, что я заработала в нём хоть копейку, а потому, что в России есть реальный круг женщин, которых достало всё, что мужики делают во власти. Пока у этих женщин мало ресурса для перемен, мы его собираем потихоньку.


Ольга Казанская:
Вы называете себя феминисткой, но замужем, растите детей. Чем занимается ваш муж?

Мария Арбатова:
Олег – ведущий эксперт Фонда эффективной политики, возглавляемого Глебом Павловским. Друзья считают нас идеальной парой. Но есть стабильная причина для наших ссор и ругани – разные политические позиции. Некоторым политикам, с которыми общается муж, я никогда не подам руки.


Ольга Казанская:
Чем занимается ваш муж?

Мария Арбатова:
Олег - ведущий эксперт Фонда эффективной политики, возглавляемого Глебом Павловским.
Мы считаемся идеальной семьей. Но есть стабильная причина для наших ссор и ругани - разные политические позиции. И по ситуациям, и по персоналиям. После выборов я, выдвигавшаяся от СПС, считаю для себя Кириенко и Гайдара людьми нерукопожатными. Муж считает по-другому.


Ольга Казанская:
И сколько лет уживаются вместе два политических оппонента?

Мария Арбатова:
Восемь.


Ольга Казанская:
И сколько лет уживаются вместе два политических оппонента?

Мария Арбатова:
Восемь лет.


Ольга Казанская:
Все-таки институт брака вам не противопоказан.

Мария Арбатова:
Я не считаю, что штамп в паспорте что-то меняет. Со своим первым мужем, например, брак пришлось зарегистрировать потому, что я жила в арбатской коммуналке и мои соседи требовали соблюдения формальностей для совместного проживания с мужчиной.


Ольга Казанская:
Вы известная феминистка, но уже второй раз замужем. Все-таки институт брака для вас священен?

Мария Арбатова:
Я не считаю, что штамп в паспорте что-то меняет. Но у нас просто так сложилось. У Олега я - пятая жена, так что ценность штампа, сами понимаете... В первом браке это была вынужденная мера. Я жила в арбатской коммуналке, и мои злобные соседи требовали, чтобы формальности совместного проживания с мужчиной были соблюдены.


Ольга Казанская:
Вопрос без формальностей: почему же вы не остались одна?

Мария Арбатова:
Зачем же оставаться одной, если влюбляешься?


Ольга Казанская:
Почему, если не секрет, распался ваш первый брак?

Мария Арбатова:
Мы прожили с Александром (он оперный певец) почти двадцать лет, у нас замечательные дети, сыновья-близнецы. Брак разрушила новая реальность: мы по-разному вписались в рынок. В застой Саша был успешным певцом, объездил весь мир, его ждал отутюженный фрак. Я же сидела дома, гладила костюм, растила детей и писала пьесы, запрещенные цензурой.
В 1991 году мои пьесы стали активно ставить в театрах, а у мужа начался закат карьеры. Он мог бы петь хоть в Ла Скала, хоть в кабаке, но всех своих ангажементов должен был добиваться сам. Он не нашел сил стать собственным менеджером. Нужно было как-то жить, оплачивать учебу детей в частном лицее. Я бралась за любую работу, а он в депрессии сидел дома.
В какой-то момент я поняла, что не потяну троих детей. Мы разошлись, два года я пребывала в свободном полете, наслаждалась жизнью. Каждое утро начинала с песенки: "Как хорошо проснуться одному в своем уютном холостяцком "флете", ни за кого не будучи в ответе и будучи не должным никому". У меня сейчас идеальный брак, но то время я вспоминаю с ностальгией.


Ольга Казанская:
А в каких отношениях вы с бывшим супругом?

Мария Арбатова:
Отношусь к нему как к близкому родственнику. Я отдала его в хорошие руки. Познакомила со своей приятельницей. Она полковник космических войск, красавица, умница.
Был период, когда бывший муж оказался без крыши над головой,– он жил в моей новой семье. Между обоими моими мужьями сложились замечательные отношения.


Ольга Казанская:
Как вы думаете, бывшему мужу не было больно каждый день видеть вашу новую семью?

Мария Арбатова:
Я же сказала: мы остались не просто друзьями, а родственниками. Нормальными взрослыми людьми, у которых распался один брак и сложились новые.


Ольга Казанская:
Дети часто расплачиваются за "бурную молодость" родителей. Хотели бы вы, чтобы кто-то из близнецов оказался на месте вашего первого мужа, в роли "третьего лишнего"?

Мария Арбатова:
Надеюсь, жилищный вопрос к тому времени у моих детей так остро стоять не будет. Мой муж не был "третьим лишним". Для детей нормальный отец никогда не может быть лишним, а мой новый муж – здравомыслящий человек.


Ольга Казанская:
Почему распался ваш первый брак?

Мария Арбатова:
Мы прожили с Александром ( он оперный певец) почти двадцать лет, у нас замечательные дети, сыновья-близнецы.
Наш брак разрушила новая реальность. Мы по разному вписывались в рынок. Таже проблема, что и многие семьи в постперестроичные годы: мы по-разному вписались в рынок. В застой Саша был успешным певцом, объездил весь мир, его ждал отутюженный фрак, который нужно было только надеть, выйти на сцену и спеть. Я же сидела дома, растила детей, и писала пьесы, запрещённые цензурой.
А в 1991 году меня начали активно ставить в театрах. У мужа начался закат карьеры. Новая реальность дала ему возможность петь хоть в Ла-Скала , хоть в кабаке, но только пробиваясь туда самостоятельно. Он не смог стать собственным менеджером, а амбиции не позволили пойти петь в кабак. А нужно было как-то жить, оплачивать учебу детей в частном лицее. Я начала браться за любую работу, а он сел дома, начал депрессовать. В какой-то момент я поняла, что не потяну троих детей. Мы разошлись, два года я пребывала в свободном полете, наслаждалась жизнью. И каждое утро начинала с песенки: «Как хорошо проснуться одному в своем уютном холостяцком «флете», ни за кого не будучи в ответе и будучи не должным никому». У меня сейчас идеальный брак, тфу, тфу, тфу! Но это время я всё равно вспоминаю с таким кайфом, и совершенно не понимаю, чего бабы так рвутся замуж? Не смотря на развод, первый муж остался моим близким родственником. Более того, я его отдала в хорошие руки. Познакомила с моей приятельницей. Она полковник космических войск, красавица, умница. Когда я ее увидела, я сразу подумала: «Какая красивая получится пара!»
Был период, когда бывший муж Саша оказался без крыши над головой - и жил с нами. У мужей были замечательные отношения. А в некоторых вопросах, против меня они выступали единым фронтом.


Ольга Казанская:
Как познакомились со вторым мужем, Олегом, помните?

Мария Арбатова:
Я познакомилась с ним 4 октября 1993 года, в день второго путча. В кабинете главного редактора "Общей газеты", где я тогда работала обозревателем, я увидела Олега и сказала себе: "Это мой будущий муж".
Провожая меня в тот вечер до метро, на мой совет застегнуть куртку он сказал: "Я в четвертый раз женат, и все мои жены пытались меня переделать. Давайте сразу договоримся, что вы меня переделывать не будете". Я поняла, что наши планы на будущее совпадают.


Ольга Казанская:
Как познакомились со своим нынешним мужем?

Мария Арбатова:
Я познакомилась с ним в тот день, когда нас с первым мужем должны были официально развести - 4 октября 1993 года, в день второго «путча». С утра я помчалась не в суд, потому. что вокруг него стреляли, а в редакцию «Общей газеты», где в тот момент работала обозревателем. В кабинете Егора Яковлева находилось человек пятьдесят, смотревших по телевизору ход боевых действий. Там я увидела Олега, и сказала себе: «Это мой будущий муж». Мы никогда прежде с ним не встречались, но его лицо мне было знакомо по питерскому телевидению - он вел политические передачи. А провожая меня до метро, на мой совет застегнуть куртку он сказал: «Я в четвертый раз женат, и все мои жены пытались меня переделать. Давайте сразу договоримся, что вы меня переделывать не будете». Я поняла, что наши планы на будущее совпадают. А через неделю мы отпраздновали в «Общей газете» помолвку.


Ольга Казанская:
Олег был женат?

Мария Арбатова:
Я считаю, что нельзя разрушить счастливую семью, нельзя увести взрослого человека из жизнеспособного брака. Четвертая жена Олега, Аня,– известная питерская феминистка, красавица, моложе меня. Сделала блестящую карьеру: она продвинутый социолог, преподает в Финляндии. О всех своих детях от предыдущих браков Олег заботится, сохранил ровные отношения и с бывшими женами.


Ольга Казанская:
У Олега много детей?

Мария Арбатова:
У нас на двоих с мужем шестеро (у него трое своих и одна падчерица). День рождения Олега мы обычно встречаем у него на родине, в Питере, там собирается вся наша многочисленная детвора. К счастью, мы все дружим.


Ольга Казанская:
Роль разлучницы вас не смущает?

Мария Арбатова:
Я считаю, что нельзя разрушить счастливую семью, нельзя увести взрослого человека из жизнеспособного брака.
Четвертая жена Олега Аня - известная питерская феминистка, красавица, моложе меня. Сделала блестящую карьеру, она продвинутый социолог, преподает в Финляндии.


Ольга Казанская:
Как ваши сыновья отнеслись к появлению Олега в доме?

Мария Арбатова:
Когда мы познакомились, детям было по шестнадцать лет. В этом возрасте нужен отец – духовный лидер. Олег отвечал за образовательно-научную компоненту их воспитания, а бывший муж – за музыкальную. Петр отлично играет на барабане, а Павел – бас-гитарист.


Ольга Казанская:
Как ваши сыновья отнеслись к появлению Олега в доме?

Мария Арбатова:
Олег их сформировал. Когда мы познакомились, детям было по шестнадцать лет. В этом возрасте нужен отец- духовный лидер. Олег считает, что он воспитывал моих сыновей лучше, чем это делала я.
Олег отвечал за образовательно-научную компоненту их воспитания, а бывший муж за музыкальную. Они играют в группах : Петр - барабанщик, Павел - бас-гитарист.


Ольга Казанская:
Где учатся ваши дети?

Мария Арбатова:
В поисках своего места в жизни они бросили не один институт. Петр защитил диплом магистра по специальности "культурология" в РГГУ, планирует продолжить образование в аспирантуре. Павел в том же вузе изучает психологию.


Ольга Казанская:
Где учатся сыновья?

Мария Арбатова:
В поисках своего, они побросали не по одному институту. Но сегодня Петр уже защитил диплом магистра диплом по специальности «культурология» в РГГУ, планирует продолжить образование в аспирантуре. Павел всё еще никак не закончит психологическое образование, но уже работал в серьёзных проектах как креативщик.


Ольга Казанская:
Вы были матерью-наседкой или воспитывали детей по-спартански?

Мария Арбатова:
Я была вполне вменяемой мамой, воспитывала их, скорее, по-европейски, раскованно, всегда старалась дистанцировать опеку.


Ольга Казанская:
А если у детей проявится склонность к дурным привычкам, по-прежнему будете дистанцировать опеку?

Мария Арбатова:
Надеюсь, Бог нас милует. У меня замечательные дети. Разумеется, опека с моей стороны была и будет. Но – в разумных пределах. Давить на ребенка нельзя, иначе ему как раз захочется уйти из дома, где на него "давят", и "вдохнуть глоток свободы".
Когда родились Петр и Павел, мне только исполнилось двадцать. Я не знала, как воспитывают детей в принципе и тем более близнецов. Литературы о близнецах в Союзе было очень мало, только специальная научная. Я перерыла всю библиотеку МГУ, где тогда училась на философском факультете.
Мои дети – лучшее, что я создала в жизни.


Ольга Казанская:
Вы были матерью-наседкой или воспитывали детей по-спартански?

Мария Арбатова:
Я была вполне вменяемой мамой, воспитывала их, скорее, по-европейски, раскованно, всегда старалась дистанцировать опеку. Я всегда боялась стать гиперопекающей еврейской мамашей.
Когда родились Пётр и Павел, мне только исполнилось двадцать. Я не знала, как воспитывают детей в принципе и тем более близнецов. Литературы о близнецах в Союзе было очень мало, только специальная научная. Я перерыла всю библиотеку МГУ, где тогда училась на философском факультете, и получила хоть какие-то знания. Психологи, которые в дальнейшем занимались проблемой близнецов, посмотрев на моих ребят, говорят, что я сделала довольно мало ошибок. Мои дети - лучшее, что я создала в этой жизни.
Вообще-то на двоих с Олегом у нас шестеро детей (у него трое своих, и одна падчерица). На его день рождения мы ездим в Питер и собираем всю детвору.


Ольга Казанская:
Вы готовить любите?

Мария Арбатова:
Сейчас изыски готовлю редко, жалко времени. Основную работу делает гриль, которым умеют пользоваться все. И только когда в доме гости, я балую близких и друзей собственными кулинарными шедеврами. Готовлю очень хорошо, есть к этому талант. Особенно удаются пироги, потому что тесто всегда чувствует энергетику хозяйки. У одних женщин оно ни за что не поднимается, у других - до потолка. Одна проблема - муж уже 30 лет, как вегетарианец. И не может оценить, как я готовлю мясо и рыбу.
Весомая часть бюджета уходит на рестораны, но это уже особенности образа жизни.


Ольга Казанская:
Значит книги, политика для вас на втором месте? Какая же вы феминистка?

Мария Арбатова:
Феминизм не вступает в противоречие с хорошей семьей. Он вступает в противоречие с семьей, в которой нарушены права женщин. Для сведения: в России от домашнего насилия погибает около 14 тысяч женщин в год.
В нашей стране 90% женщин – феминистки, просто они не знают об этом. Женщина, которая способна заработать деньги, считает себя не глупее мужчины, полагает, что может на равных принимать участие в политической жизни, и есть феминистка.


Ольга Казанская:
Но если все пойдут в политику, мы же умрем с голоду! Кто будет растить детей, работать в школе? Мужчина и женщина, наверное, потому и разные, чтобы дополнять друг друга.

Мария Арбатова:
Равноправное участие в политической жизни лишь одно из прав свободной женщины. Если она захочет, она этим правом воспользуется. Если не захочет – будет учить детей, готовить еду, лечить людей и т.д. И очень хорошо, если рядом с ней будет сильный и любящий мужчина.
От обычных женщин феминистки отличаются только тем, что они не позволяют плохо обращаться с собой и нацелены на самореализацию. Представлять феминисток мужененавистницами безграмотно.
Феминистки первыми заявили, что женщина – не объект сексуального потребления.


Ольга Казанская:
Но с таким же успехом мужчины могут сколотить организацию под лозунгом "Женщины – убийцы", имея в виду распространенность абортов. И зарабатывать не хуже феминисток.

Мария Арбатова:
Лично я на своей общественной деятельности не заработала ни рубля. А насчет абортов – подобные организации существуют. И как раз на этом больном вопросе зарабатывают еще какие деньги.


Ольга Казанская:
У вас дружная семья, уютно в доме. В чем же проявляется ваш феминизм?

Мария Арбатова:
Феминизм не вступает в противоречие с хорошей семьёй. Он вступает в противоречие с семьёй, в которой нарушены права женщин. Кстати, в России 99% женщин - феминистки, просто они не знают об этом. Вы спрашиваете женщину: «Вы способны заработать деньги? Вы считаете себя глупее мужчины? Способны ли женщины занимать половину мест в органах власти? Хотите ли вы за ту же работу получать меньше, чем мужчины?» Вот вам и весь феминизм.
Основные положения моей предвыборной программы били такими: равное представительство женщин в эшелонах власти, равное положение на рынке труда, закон о реальных алиментах, ( по нынешним законам государство защищает разведённого мужчину от претензий ребёнка и бывшей жены!), защита женщин от сексуального и бытового насилия (в России от домашнего битья погибает примерно 14 тысяч женщин в год).
От обычных женщин феминистки отличаются только тем, что они не позволяют поступать с собой по свински и нацелены на самореализацию. Представлять феминисток мужененавистницами безграмотно. Феминистки первыми подняли тему сексуальной обслуженности женщин, и выступили против того, что женщина объект сексуального потребления. В прошлом веке одна американка сказала: «Всякий раз, как я не даю вытирать об себя ноги, меня называют феминисткой». Я как консультирующий психолог каждый день слышу, про ужасы, которые позволяют учинять над собой наши женщины. Об этом можно новый «Декамерон» писать.


Ольга Казанская:
Муж разделяет ваши взгляды?

Мария Арбатова:
Олег – феминист, как любой образованный европеец. Он не считает свою работу важнее моей. В нашей семье права и обязанности одинаковы. Когда я говорю: "У меня немытая посуда, у меня пустой холодильник ", муж поправляет: "У нас немытая посуда, у нас пустой холодильник". Он считает, что быт – это общая проблема. У нас нет домработницы, просто домашние хлопоты разделены поровну.


Ольга Казанская:
А муж разделяет ваши взгляды?

Мария Арбатова:
Олег - феминист, как любой образованный европеец. Он не считает свою работу важнее моей. В нашей семье права одинаковы. Когда мы поженились, я уже была феминисткой, но иногда проявлялись рецидивы. Я говорила: «У меня немытая посуда, у меня пустой холодильник». Муж поправлял: «У нас немытая посуда, у нас пустой холодильник». Он считает, что быт - это общая проблема. У нас нет домработницы, просто домашние хлопоты разделены поровну. Дети не возражают, потому что те деньги, которые мы могли бы потратить на потенциальную домработницу, получают они.


Ольга Казанская:
Олег заботится о вас?

Мария Арбатова:
У меня есть страсть: когда работаю за компьютером, грызу семечки. Олег следит за тем, чтобы на рабочем месте у меня всегда был полный пакет семечек. Каждый вечер мы гуляем с ним за ручку по старой Москве, проходим арбатскими переулками, делимся новостями. В повседневной жизни так мало времени, чтобы побыть вдвоем, но мы его обязательно находим!


Ольга Казанская:
Вы любите своего мужа?

Мария Арбатова:
Обожаю!


Ольга Казанская:
Если бы стоял выбор, смогли бы пожертвовать ради мужа политической или писательской карьерой? Поехали бы за ним в Сибирь?

Мария Арбатова:
Надеюсь, такой выбор – особенно Сибирь – перед нами не встанет. Но рядом с Олегом я хотела бы быть всегда.


Ольга Казанская:
Олег балует подарками?

Мария Арбатова:
Мой муж - потрясающий человек. У меня есть страсть: когда работаю за компьютером, грызу семечки. Олег следит за тем, чтобы на рабочем месте у меня всегда был полный пакет семечек. Каждый вечер мы гуляем с ним за ручку по старой Москве (рядом с домом Новодевичий монастырь), арбатским переулкам, делимся новостями. В повседневной жизни так мало времени, чтобы побыть вдвоем!
Каждое утро муж приносит кофе и шоколад в постель. Олег - Козерог. Он из тех, кто скрывает свои чувства, но высказывает их с помощью сюрпризов и бытовых мелочей. Если он знает, что мне чего-то хочется, он пойдет и найдет это.
Обычно муж - что-то отдельное от подруг. Олег со всеми моими подругами коммуницирует как лучшая подружка. Если мне звонят подруги пожаловаться на своих мужей (знаете, женщины иногда собираются и перемалывают косточки своим вторым половинам) и не застают меня дома, то рассказывают о том, какие у них плохие мужья, Олегу.
Единственная проблема - он на дух не переносит светские мероприятия, презентации, походы в казино и рестораны. Олег обычно говорит: «Ты бери с собой какого-нибудь спутника, пусть лучше все считают, что он твой любовник, чем я буду терять вечер». Он может сидеть на работе сутками. А у меня в этом смысле абсолютная свобода. Я могу прийти в шесть утра из ночного клуба, потому, что мы полностью доверяем другу другу.


к списку статей
     АРХИВ
     НОВОСТИ
     ЛИЧНОЕ
    ПУБЛИЦИСТИКА
     ПОЛИТИКА
     ТВОРЧЕСТВО
     ЖЕНСКИЙ ФОРУМ


 © Art  www