Нажать для увеличения

ПУБЛИЦИСТИКА

Что обещает обществу феминизм...

На феминистских конференциях часто висят плакаты со словами Джойс Стивенс: "...Потому что женская работа никогда не кончается и не оплачивается или оплачивается ниже или она скучна и однообразна и нас первыми увольняют и то как мы выглядим важнее того что мы делаем и если нас изнасилуют то это наша вина и если нас избили значит мы это спровоцировали и если мы повышаем голос то мы скандалистки и если мы получаем удовольствие от секса значит мы нимфоманки а если нет то фригидны а если мы ждём от общества заботы о наших детях то мы эгоистичны и если мы отстаиваем свои права то мы агрессивны и неженственны а если нет то мы типичные слабые женщины и если мы хотим замуж значит мы охотимся на мужчину а если не хотим то мы ненормальные и потому что мы до сих пор не имеем надёжных и безопасных контрацептивов когда мужчины ни за что не отвечают и если мы боимся ответственности или отказываемся от беременности нас делают виновницами абортов и... по многим другим причинам мы участвуем в женском движении."
В этом тексте перечислен достаточно большой список проблем, занимающий феминисток.

Не смотря на историческую протяжённость женского движения в России, слово феминизм долго считалось чуть ли не бранным. Общественное сознание приписывало феминисткам не успешность у противоположного пола, агрессивность и даже не традиционную сексуальную ориентацию. Это происходило от масштабов безграмотности: "Пастернака не читал, но осуждаю!"; бесконечно низкого российского гуманитарного стандарта и обывательского страха перед людьми, восстанавливающими правовые нормы. Феминисткам даже приписывалось желание отнять у женщины семью и силой отправить на её на работу, в то время как движение утверждало не конкретное право женщин работать или стоять у плиты, а возможность делать этот выбор самостоятельно. Реальный же феминизм кратко формулировался устами одной западной деятельницы: "Всякий раз, когда я не даю вытирать о себя ноги, меня называют феминисткой."

Дискриминированной в обществе считается группа, совершеннолетние представители которой не имеют адекватного представительства в эшелонах власти и оказывать влияние на политические процессы. Общеизвестно, что основные решения на планете принимает небольшое количество белых мужчин среднего возраста, вышедших из среднего класса. Остальные вынуждены жить в мире увиденном их глазами и существующем по придуманным ими схемам.

Феминисток не устраивает придуманное этими мужчинами и отлитое в форме законов, обычаев и государственных политик стереотипное разделение ролей мужчин и женщин. Изменяя его, феминизм объединил в своих рядах представителей обоих полов. Сегодня для западного интеллектуала не быть феминистом означает то же самое, что быть расистом и антисемитом.

Казалось бы, никто не подвергает сомнению ценность гражданских прав. Однако, только под давлением феминистского движения в список нарушений прав и свобод были включены такие понятия, как угнетение женщин, доведение их до состояния деградации и проблемы насилия над женщинами. Ведь если одни государства осуждают другие государства за нарушения прав групп населения по национальному, идеологическому, социальному и профессиональному признаку, то ни разу в жизни ни одно государство не упрекало другое за дискриминацию женщин. То есть, уроны в области свободы, чести и достоинства, нанесённые женщинам даже частными лицами, совершаются при попустительстве мирового сообщества на правовом поле с двойным стандартом.

Всемирная организация здравоохранения свидетельствует, что во многих странах девочкам традиционно дают меньше еды, их быстрее отнимают от груди и реже показывают врачам. В результате недоедания у девочек более высокий процент смертности, умственной и физической неполноценности. Женщины на планете составляют 70% неимущих, 66% безграмотных, занимают всего 14% управленческих должностей, 6% постов в кабинетах министров, 11% мест в парламентах.

Первая причина, по которой женские кабинеты в коридорах власти занимают мужчины, та, что общество, построенное по мужской модели, при прочих равных данных, воспитывая мальчиков поощряет независимое, уверенное поведение, ориентированное на достижение целей, а воспитывая девочек, нацеливает на удачное замужество и заботу об окружающих, как основную социальную планку. Как шутят в американские феминистки: "В детстве мальчику говорят, когда он выростет, то сможет стать однажды президентом, а девочке, когда она вырастет, она может стать однажды женой президента."

С младенчества девочку ориентируют на то, что она "второй пол". Это закреплено и в системе обычаев. Если, например, в советском роддоме при выписке было принято давать медсёстрам по пять рублей за мальчика и по три рубля за девочку, а отец дочери ласково назывался "бракодел", то традиционный китаец на вопрос сколько у него детей, называл только число своих сыновей. Исследования подтверждают, что в школе, не зависимо от географии и уровня экономики страны, учителя уделяют больше внимания мальчикам.

Женщины реже получают высшее образование, являющееся путевкой в политику. Например, в сегодняшнюю российскую власть рекрутировались бывшая советская номенклатура, специалисты международных отношений и "новые русские". По закону "стеклянного потолка", через который нельзя пробраться наверх, женщины при социализме в солидную номенклатуру не пропускались; на международные отделения вузов, не принимались; в "новых русских", конвертирующих деньги в политические посты превратиться не успели.

Беспрецедентное по количеству нынешнее присутствие женщин в министерских креслах (Татьяна Дмитриева, Наталья Дементьева, Наталья Фонарёва и Ирина Хакамада), безусловная заслуга команды молодых реформаторов. А депутатская элита до сих пор избирается по патриархальной модели. По опросам женщины входят в наиболее нежелательную группу претендентов на власть вместе с очень молодыми, очень старыми, очень богатыми и бывшей коммунистической номенклатурой. Мужчина делает политическую карьеру "не смотря" на семью, женщина - приносит политическую карьеру в жертву семье. Это делает её менее конкурентно способной на политическом поле.

Женщины-политики медленно эволюционируют в сторону интереса к проблемам нарушения прав женщин. Не ощущая себя представительницами женщин-избирательниц, они не готовы представлять и защищать их интересы, полагая, что это нанесет ущерб политическому имиджу. И нет большего политического просчёта, ведь женский электорат в России на 9,5 млн больше мужского и старше на 8-10 лет. В его трудоспособных на 3 млн меньше женщин, но среди пенсионеров, женщин в 2,5 раза больше, чем мужчин.

Взаимное равнодушие обидно, потому, что исследования и тестирования, проведённые среди женщин-политиков подтверждают: женщины настроены на делание чистой политики, приоритетом для них является не завоевание власти, а использование её для улучшения жизни граждан. В скандинавских странах, где в парламентах 40% женщин политика малоагрессивна и конструктивна, приоритетными в ней стали защита прав человека, политика социального благосостояния и избегания военных конфликтов. Изменилось и отношение к вопросам, прежде замалчиваемым обществом : насилие, права детей, молодежная политика, аборты, контрацепция, разделение труда в семье, жизнь пожилых. Написанное на феминистских знамёнах "личное - это общественное" пришло на смену табу на обсуждение приватной сферы жизни.

Помимо гендорной ( гендор - это социальный пол) политической ассиметрии, мы живём в мире, с колоссальной ассиметрией в сфере занятности. Женщины практически не занимают руководящих постов, а сферы традиционной мужской занятости оплачиваются выше. При прочих равных данных, женщину увольняют первой, потому, что она социально неудобна в период беременности и воспитания ребёнка. В цивилизованных странах под напором феминистского движения этого не допускают комиссии по равноправию и судебные инстанции.

Все помнят, что западный феминизм формировался вокруг женского избирательного права и права на аборты. Феминистки даже назывались суфражистками от французского слова, обозначающего участие в выборах. История абортов в России специфична : смертная казнь за прерывание нежелательной беременности была установлена во второй половине семнадцатого века, и отменена уже Петром 1. До 1917 года женщина наказывалась тюремным заключением, а в 1920 году получила на законное право на аборт. Новый запрет Россия ввела одновременно с фашистской Германией. С 1936 по 1955 за криминальные аборты было осуждено и расстреляно 500 000 врачей и женщин, статистика умалчивает о том, сколько погибло от криминальных абортов.

После заявления советской женщины о том, что " у нас в стране секса нет", запад спрашивал : "В таком случае, отчего ваша среднестатистическая женщина делает 8 абортов за жизнь?" Как писала об отечественной контрацепции психолог Наталья Кигай "…каждая любовная встреча становилась чем-то вроде "русской рулетки", только жизнь на карту ставилась не своя…".

Среди феминистских сторонниц абортов, никогда не было людей, не понимающих и не познавших ужаса этого мероприятия. Дискуссия с церковью строилась не вокруг понимания, а вокруг клерикальной монополии на истину. Увы, церковь ещё периодически добивается закона о запрещении абортов. Подобный опыт недавно был в Польше, где, как и в любой стране, ограничившей право женщины на рождение желанного ребёнка, взлетели вверх цифры женской смертности от криминальных абортов, количества детей, сдаваемых в приюты и детоубийств. Запрет на аборты в сочетании с низкой контрацептивной культурой грубейшим образом нарушает права женщин. Например, главная причина смертности женщин от 15 до 25 лет в Латинской Америке - подпольные аборты.

Статистика утверждает, самые распространённые причины смерти молодых женщин в мире : домашние избиения, изнасилования на улице и в семье, убийства с целью присвоения приданного , ритуальное калеченье и половое рабство. Даже в США побои - главная причина физических травм, получаемых женщинами. В Перу 70% жертв зарегистрированных полицией преступлений - женщины и девочки. В Индии 8 из 10 женщин - жертвы домашнего насилия. Во Франции 95% жертв различных преступлений женщины, 50% из них жертвы мужей и любовников.

Для многих женщин самое опасное место - собственный дом, там они подвергаются тому, что международными конвенциями квалифицируется как пытки. Огромная часть человечества считает насилие над женщиной культурной нормой и частной проблемой. Консервативные государства, в принципе, хотят распоряжаться телом женщины, лоббируя запрет на аборт и контрацептивное просвещение, на сексуальную свободу и отказываясь защищать женщину от изнасилования, в том числе, и собственным мужем.

Логика современного планирования семьи в подобных странах существует как логика исключительной женской физической и моральной ответственности. Все попытки предложения иных механизмов снижения числа абортов - высокого штрафа или тюремного заключения соавторов аборта, и т.д., до сих пор не воспринимаются. Мысль об ответственности мужчины за аборт не внедрена в контекст общественного обсуждения.

Презервативы, появились в России с появлением спида, они не были популярны, пока женщина, рискуя физическим и психическим здоровьем, шла на аборт. Они пришли, когда мужчине стало опасно, лишний раз подтверждая разный стандарт по отношению к здоровью мужчины и женщины. Но взрослый постсоветский человек стесняется купить презерватив, учителя не умеют преподавать половое воспитание, родители не готовы обучать детей половой этике. И консервативные силы, борясь со школьной программой полового просвещения, отнимают юного поколения право на информацию.

Декларируя борьбу с демографической катастрофой, эти силы на деле подталкивают к ней. В настоящий момент в России более четырёх миллионов детей живёт на улицах. В стране в 5 раз увеличилось число заболевших сифилисом, и уже 20% нынешних пар детородного возраста бесплодны по причине мужской не качественно вылеченной венерологии. Среди нынешних подростков специалисты предсказывают 50% бесплодие. Борясь с контрацептивной культурой, консервативные силы нарушают предусмотренное Декларацией прав человека право на информацию и пользование средствами технического и научного прогресса, существующего в мире на данный момент.

Что касается избирательного права, то ситуация настолько тесно сплеталась с историей страны, что женщинам голосующим в четвёртом поколении трудно понять дилетанток. Западные интеллектуалки старшего поколения провели молодость в карнавальной борьбе за право опускать бюллетень в урну: ходили на демонстрации, разбрасывали листовки, били витрины магазинов, сжигали бюстгальтеры на центральных площадях городов, запрещали мужчинам целовать руку, платить в ресторане и нести тяжёлую сумку. Ведь француженки, венгерки, итальянки, японки, вьетнамки, югославки, румынки и гречанки начали голосовать только после второй мировой. А, скажем, скандинавки, россиянки, канадки и американки ещё до двадцатого года. Новые зеландки решили эту проблему аж в 1893 году, а перуанки только в 1979.

Борясь за свои права, феминистки не переодеваются в чужие национальные костюмы, и россиянам нечего бояться, что жёны будут обижаться за поданное пальто, ведь как гласит феминисткая поговорка: "В год, когда американские женщины добились права спускаться в шахту, российские феминистки добились права в неё не спускаться."

В российском феминистском движении есть более серьёзные проблемы, чем запрет на целование рук. Статистика кризисных центров, работающих с жертвами изнасилования, фиксирует, что только 5% обратившихся за психологической помощью женщин прибегли к услугам органов правопорядка. Эти 5% ежегодно составляют около 20 000. Анонимные опросы свидетельствуют: каждая вторая россиянка, жертва насилия. Только в столице в 1996 году было подано 344 заявления об изнасиловании.

Ни одна и ветвей власти не считает это своей проблемой. Законодательная ни разу не обращалась к прописыванию цивилизованных мер по борьбе с насилием. Исполнительная вела себя так, чтобы вы поменьше тревожили её в этом случае. Судебная вела себя в этих вопросах как слон в посудной лавке. А четвертая, едва ли не сама ежедневно увеличивает графики криминальных сводок, безграмотно занимаясь сексуальным раскрепощением. Не помню ни одного суда, освещённого СМИ по делу об изнасиловании, не помню ни одного проявленного цивилизованного отношения к факту изнасилования, вижу одно - километры героизации насильника и насилия.

В западные сериалы закладывается гуманитарный пакет : способы избежать насилия, помощь после него и отношение государства и общества к насильнику. У нас подобный пакет не заложен даже ни в одной из ветвей власти.

Отношение в милиции, антураж проведения медэкспертизы, незащищённость жертвы от обвиняемого в ходе следствия, делают женщину заложницей собственной беды. Учитывая состояние только что пережитого шока, она не боец против насильника на стороне которого, фактически сражается государство.

Не отмщённое органами правопорядка и не проработанное с психологом насилие даёт впоследствии сниженную самооценку, гипертревожность по поводу детей, чувство вины, боязнь повторного насилия и связанные с этим сексуальные проблемы, эмоциональные расстройства с суицидальной темой, злоупотребление алкоголем и лекарственными средствами, чувство неполноценности, выраженное в связях с унижающими мужчинами, роль жертвы и социальную дезадаптацию.

В тюрьмах изнасилованные, психологически сломанные мужчины называются "опущенными"; если верить анонимным опросам, то отечественные условия жизни делают "опущенной" каждую вторую женщину. Обществу привычней и дешевле лечить каждую вторую и её нервного ребёнка, чем бороться с изнасилованиями, используя опыт цивилизованных стран. А этот опыт включает в себя не только психологическую подготовку девочки к экстремальным ситуациям и обучение навыкам защиты; но упреждающую работу с группами, поставляющими насильников; всестороннюю реабилитацию жертвы; ограничение пропаганды жестокости и насилия в СМИ и пропаганду здоровых сексуальных отношений.

Самый активный возраст насильников 30 лет, именно этому зрителю и слушателю навязывается образ героя-насильника. У девиантных - насильников по медицинской карте- нарушена мотивационная система восприятия женского кокетства. У мужчин, которым нравится сопротивление женщины, психика здорова, просто снижен гуманитарный стандарт. И то, и другое, решаемые проблемы, если ими занимаются специалисты.

" До сих пор мы имеем механизмы следствия над изнасилованными женщинами, травмирующие пострадавшую, едва ли не меньше, чем сам акт насилия. До сих пор большая часть несовершеннолетних, пострадавших от изнасилования и обратившихся за помощью в судебные инстанции, пытается покончить собой именно в период проведения следствия. До сих пор государство и общество оставляют жертву один на один со своей трагедией, фактически принимая сторону насильника", - это из предвыборной программы Бориса Ельцина. Но государству не справится пока в обществе не появится новый стандарт отношения к сексуальному насилию, в том числе к сексуальному насилию в семье.

То, что многие россиянки считают "производственным флиртом", западные феминистки квалифицируют как сексуальные оскорбления. В цивилизованных странах под сексуальными посягательствами понимаются: сексуальные инсинуации, намёки, оскорбления, угрозы, шутки относительно половых особенностей, сексуальные предложения, оскорбительные или неприличные звуки, многозначительные взгляды, посвистывание, непристойные жесты, прикосновения, пощипывания, поглаживания, принуждение к половому акту или покушение на изнасилование.

На западе понимают, что это не способ решить сексуальные отношения, а механизм психологически подавить женщину на работе, напомнит ей её место. "Сексуальные оскорбления, это изнасилования в изысканной форме, а в изнасиловании больше страха, чем секса," - писал американский психолог Джон Готман. В беседах с жертвами сексуальных нападок американский психолог доктор Палуди выяснила, что эмоциональные последствия от сексуальных оскорблений вызывают последствия, подобные последствиям изнасилования: " Возникают желудочные заболевания, нарушается работа пищеварительного тракта, появляется нервозность, бессоница, слезливость. Женщина чувствует себя беспомощной, подавленной и испуганной."

В 1994 году сотрудница американского супремаркета обвинила босса в сексуальных домогательствах в жанре сальных шуточек, компания выплатила ей 5 млн долларов за создание нездоровой атмосферы на рабочем месте.

Итак, 43% журналистов мира женщины, но только 17% интервьюрованных тоже женщины, обсуждения проблем дискриминации с трудом прокладывает себе дорогу с СМИ, возглавляемые мужчинами. Кальмарская декларация, принятая участницами Международного семинара "Женщины и масс-медиа" в 1995 году, возмущаясь базовыми стереотипами образа женщин в СМИ, обозначила их как "жертва", "вьючное животное", "сексуальный объект", "жадная потребительница", "домохозяйка и защитница традиционных ценностей" и "суперженщина, разрывающаяся между семьёй и карьерой". Декларация обязала журналисток, изображая женщину в одном из вышеописанных вариантов, проводить журналистское расследование, указывая причины и корни ситуации, связанные с исторической несправедливостью и насилием.

Когда на приёме в финском посольстве молодой красивой пасторше ( скандинавский мир развитого феминизма не считает женщину существом второго сорта и в религиозной деятельности тоже) в деловом элегантном костюме, задали вопрос о дискриминации, она кивнула:

- В нашей стране тоже есть дискриминация, когда я пришла брать приход, мне сказали, что у меня трое детей и, вероятно, мне будет трудно справляться с ними и с работой. На это я ответила : " У моего мужа тоже трое детей, но никто не смеет задавать ему подобные вопросы."

На построение подобного государства у финнов ушло всего девяносто лет. Интересно, за сколько мы догоним и перегоним Финляндию, женщинам которой весьма повезло в том, что когда-то страна развелась с Россией? И какие силы будут поднимать гуманитарный стандарт в обществе? Российские правозащитники не считают права женщин собственной компетенцией, государство слабое, менталитет патриархальный. Скорее всего, это будут сами женщины, осознавшие цели и задачи феминистского движения.

к списку статей
     АРХИВ
     НОВОСТИ
     ЛИЧНОЕ
    ПУБЛИЦИСТИКА
     ПОЛИТИКА
     ТВОРЧЕСТВО
     ЖЕНСКИЙ ФОРУМ


 © Art  www